А кто такие Лелик и Болик, мы честно не знаем…

«Русский мир» победил… Победил в головах плебса, прикипевшего к телевизору. Победил  у Верховной Рады, где взял реванш за 2014 год аваковский «нью­Беркут». Подрумяненный, лучше экипированный и мотивированный, но так и оставшийся родным сынком московского ОМОНа…

«Победитель» Аваков и Луценко­«правдоруб»…

Визуально «русский мир» победил так, как побеждал четыре года назад во время набегов путинских «зондеркоманд» в Харькове и Донецке. Там задача стояла не просто убить или покалечить, но и унизить украинских патриотов.

Итальянский житель и бизнесмен, работающий в Украине главой МВД, по итогам «победы» «Беркута­2018» над украинцами сделал запись, которую вскоре, правда, убрал, но скриншоты, как известно, не горят: «Мы тоже прикрутили,  а говорят некоторые, шо не то имели в виду».

«Прикрутили» ­ это обыгрывание Аваковым слов Президента, что, мол, поможем «Нефтегазу» в битве с Путиным и прикрутим немного отопление, ограничив газопотребление. О газе чуть ниже, а скан записи главы МВД с фотографиями «космонавтов», поставивших на колени ветеранов АТО у Верховной Рады, тут же разлетелся по Facebook.

Заметим, что в Италии подобного фото, а тем более хвастовства министра хватило бы не только для его отставки, но и для ухода всего Кабмина. У нас же все лишь слегка пошуршали в соцсетях.

Да, откликнулся на событие и Генпрокурор Юрий Луценко: «З першого дня акцій Саакашвілі я як Генеральний прокурор  заявляв про гарантію на мирний протест. Не дивлячись на те, що з того часу правоохоронці вилучили у осіб, пов`язаних з цими акціями, купу зброї та вибухівки, що одні активісти акцій затримані за підозрою у викраденні людини, інші ­ за підозрою у вбивстві цілої сім’ї фермерів, ми й надалі гарантуємо людям право на протест. Де завгодно і коли завгодно…  Табір, де за гроші Курченка розробляються плани захоплення Парламенту, звідки регулярно починаються атаки, в тому числі   із застосуванням зброї,  на працівників МВС, мали бути припинені. Тому ГПУ підтримує законні дії МВС 3 березня в наметовому містечку. Одночасно прокурори уважно стежать за законністю дій правоохоронців щодо затриманих»  (3.03.2018 г.).

Т.е. прокуроры теперь зорко следят за творимым беззаконием и публичным унижением ветеранов войны,  как это делал всем известный и ныне покойный бандит Гиви, и лишь, надо полагать, довольно причмокивают…

И еще о «правде и только правде» от г­на Луценко. Напомним, что «лагерь Саакашвили» — это разработка Администрации Президента (АП) полугодичной давности. Помните, типа «оппозиция» готовилась два месяца и прошлась по Киеву 17 октября 2017 года под  пустыми лозунгами  и тут же разбежалась? Вынужденно примкнувший к акции в последний момент Саакашвили неожиданно оказался и организатором, и даже виновником «МихоМайдана». После чего с разрешения посольства США его начали готовить к экстрадиции. Ибо «нечего лодку раскачивать»…

Пару слов о «бомжах», «вооруженных и атаковавших правоохранителей и парламент», как нам это поведал Генпрокурор. Всех 112 задержанных выпустили еще в субботу вечером. Избитых, униженных, но никак не тянущих на бунтовщиков…

И тут в очередной раз обратим свой взор на «наших западных партнеров». Проходят сутки  после зверской зачистки палаточного лагеря возле Верховной Рады, и снова из посольств  США ­ЕС не слышно даже «обеспокоенности». Значит,  все санкционированно?

Откуда «смелость, города берущая»?

Тут стоит вернуться в 28 февраля, когда пред ясны очи тщательно отобранных журналистов явился Президент Петр Порошенко. Впервые, заметим, с мая 2017 года… Бодрый такой — все это отметили ­ и всем своим видом демонстрирующий, что именно его кандидатура утверждена на второй срок зарубежными кураторами  и в России, и на Западе. Отсюда и смелость, с которой зачищали палаточный лагерь. Под покровом непогоды и под прикрытием психической атаки по случаю очередной газовой войны с Россией. А еще момент выбран, скорее всего, ради того, чтобы сбить волну, вызванную пятничным полуторачасовым эфиром канала NewsONE.

О последнем ­ чуть ниже, а пока с тем, что Порошенко ­ утвержденный кандидат на второй срок от США и России, не согласен авторитетный эксперт Александр Кочетков:

«Власть он (Порошенко) отдавать не намерен как можно дольше, и плевать на Конституцию и прочие бутафорские побрякушки. Соответственно, угроз его планам две. Первая: американцы намекают нашим оппозиционерам, что повлияют на ПАПа (П.А. Порошенко), чтобы он не выдвигал свою кандидатуру на выборах 2019 года. Это нечто вроде бонуса лидерам оппозиции, которые готовы дождаться очередных выборов, не мешая американцам выстраивать систему ручного управления в тех сферах Украины, которые им важны.

Вторая: ПАП, кинув американцев и таки пойдя на выборы, может их тривиально проиграть, несмотря на весь админресурс и контроль над СМИ. Электоральные рейтинги на это прозрачно намекают. И тогда вариантом «Б» для Порошенко и его окружения остается только введение военного положения, соответственно, приостановка любых выборов на неопределенный срок. Для этого «партнер Путин», тоже нуждающийся во всплеске агрессивного патриотизма, охотно поможет «партнеру Порошенко»  («О ВОЙНЕ СИНХРОННО ЗАГОВОРИЛИ И ПОРОШЕНКО, И ПУТИН», Facebook, 2.03.2018 г.).

Вы обратили внимание на фразу «не мешая американцам выстраивать систему ручного управления в тех сферах Украины, которые им важны»? Напомним: нашими подозрениями, что уже не только Германия и Франция, а и Польша с Венгрией активно дружат с Путиным против Украины, мы делимся с читателем года два. А после начала «рельсовой блокады» т.н. «ДНР­ЛНР» стало понятно, что к «дружбе» примкнуло и посольство США. Но не бескорыстно! Ибо деятельность МВФ, те условия, которые выдвигает последний Украине, кроме как зачисткой украинской экономики и финансово­банковской системы не назовешь.

Но когда мы отметили, что данная политика уже обеспечила: а) полный контроль семьи Ротшильдов (уши которых торчат за спинами Goldman Sachs и МВФ) над «национализированным» «Приватбанком» (а это 55% всей банковской системы Украины); б)  де­факто руководство последних нашей газотранспортной системы (ГТС); в) максимально  приблизила украинцев к потере всех земель, то… То тут же возмущенные наши читатели начали шпинять, что как мы, мол, «смеем ставить на одну доску Путина и наших западных союзников»?

Да так и смеем! Впрочем, почитаем еще свеженькое от Виктора Небоженко:

«За последние 20 лет в Украине появилось не одно, а два государства – внутреннее и внешнее. «Внутреннее, глубинное государство», в котором сконцентрировалось и сплавилось власть и богатство, и которое проникло во все этажи и поры Украины. Последнее живет внутри Украины и поедает, эксплуатирует «внешнее государство» и  наше гражданское общество…

Т.о. Украина, разделенная на «два государства», прежде всего, приспособлена к внешнему управлению. Поэтому международные игроки имеют здесь свои удобные интересы. Для своих стратегических нужд США и России нужна цельная и зависимая Украина, а не ее осколки. Но такая Украина, разделенная на внешнее и «внутреннее, глубинное государство», принципиально не может самостоятельно модернизироваться, очищаться и мобилизоваться…

Более того, высшие фигуры этого «глубинного государства» легко меняются международными игроками без опоры на местный закон и не обращаясь за помощью к населению страны — «внешнему государству». Которому на самом деле  уже безразлично, кто им будет править и грабить сейчас и в будущем» ( Facebook, 3.03.2018 г.).

Ну, вы поняли! США и России где­то и грызутся, но по вопросу «солитера» внутри Украины у них полный консенсус. В. Небоженко вполне доходчиво сформулированы частично достигнутые стратегические задачи по Украине Путина, посла США Мари Йованович и Президента Порошенко. Поэтому, например, уже не удивляет, что выигрыш «Нефтегаза» (читай: Ротшильдов) у «Газпрома» в Стокгольмском арбитраже (2,6 млрд долларов) прогнозированно закончился трагифарсом для нашего плебса — образованного и не очень.  Через год после того, как все, включая г­на Порошенко, радостно отрапортовали,  что Украина 500 дней живет без российского газа, с заявлением выступил глава МИД Климкин: «Сегодня «Газпром» снизил давление на входе в нашу ГТС почти на 20% ниже контрактного. Такие «финты» не пройдут…».  (Заметьте: газ на границе с РФ на 27­м году Независимости  измеряют не счетчиком, а давлением!). Дальше уже «Нефтогаз» попросил  нас прикрутить тепло (а Президент эту инициативу тут же поддержал). После чего глава упомянутой компании  Коболев со «сниженной» до 1,6 млн грн. в месяц зарплатой, написал в том же  Facebook: «Украинцы, вы ­  невероятные! Спасибо за вашу помощь и поддержку!».

А все потому, что ни Коболев, ни Порошенко и не догадываются, что в луганском поселке Новопсков (под нашим контролем) расположен едва ли не главный газовый «хаб» всей  Европы. Т.е. вентиль, которым перекрывают газ не только европейцам, но и всему Югу России. А кроме того, Коболев не в курсе, что, отключив хоть один завод Ахметова, он ликвидирует дефицит газа в стране как понятие.

Наш бывший губернатор Алексей Кучеренко прокомментировал ситуацию с юморком: «Два придурка, Болик и Лёлик, под прикрытием «старшего товарища» решили придумать кризис, чтобы сменить Гройсмана и возглавить Кабмин. Попутно «победить» «Газпром» и заработать деньжат на спотовом реверсе. Под призывом «прикути» и спаси Отечество… Все их «друзья», «эксперты» и «журналисты» на содержании разогнали эту волну. Но тут вмешались Европа и погода… Утром «старший товарищ» по команде из Европы «разрешил» кризисную ситуацию»…

Кто старший товарищ, мы догадываемся, а вот кто Болик и Лёлик — ума не приложим…

Онищенко говорит!   

А теперь вернемся к обещанному 1,5­часовому интервью на NewsONE нардепа Александра Онищенко. Его видео на Youtube смотрится на одном дыхании, как блокбастер.

Главные тезисы от Онищенко, живущего теперь в Испании: 1. Украина при незначительных инвестициях способна обеспечить себя газом на 100%. 2. Порошенко обратился к нему с просьбой помочь путем взяток  (от 20 до 100 тыс. долларов за одно голосование ОДНОМУ ДЕПУТАТУ) продавить необходимые законы. Ибо «Яценюк (тогдашний премьер)  ­ такой коррупционер — уже на все потоки Януковича посадил своих людей (шел, заметим, 2014­й год и война). Помоги его оттеснить, и тогда все для бизнеса будет по справедливости». 3. Взятки для передачи до 2 млн долларов «нала» в спортивной сумке ­ получал на 4­м этаже АП. 4. Получив необходимые законы и назначения (Генпрокуратура, СБУ), Порошенко прекратил выплаты — теперь на всех депутатов открыты уголовные дела, и они голосуют за  «спасибо». НАБУ используется как, типа, «независимый орган», это если Петр Алексеевич хочет скачать с клиента побольше. 5. Если при Януковиче 50% ­ тебе, а 50% ­ «семье», то Порошенко Украину и весь бизнес здесь считает своим…

Правда это или ложь, неизвестно, но самое интересное   другое. Администрация Барака Обамы активно собирала компромат на Порошенко. При Трампе что­то поменялось,  считает Онищенко, но что именно, он пока не понял. Цель же одна: либо заставить ПАПа делать то, что ему говорят, либо ­ если найдут замену ­ вынудить его уйти.

И тут уже наши «пять копеек». Заметили, что не один Путин такой «умный», когда ставит во главе  Украины людей, увешанных компроматом, как елка в Новый год. Уже дважды американцы пытались «сдвинуть» Порошенко, опубликовав «панамское досье» 2016 года и  «досье райских островов» 2017­го. Но в результате пострадали сотни «звезд» и политиков Запада, а у Порошенко  и дальше «все в «шоколаде».

Так что, может,  пора менять и концепцию, и посла в Киеве, наши «западные партнеры»?   Хотя тут совсем другое. Украина — разменная монета! И если США надумают ее слить Путину за Иран или там за КНДР, то сольют, как и договаривались: с зачищенным украинским сопротивлением, с «нью­Беркутом» и нетронутой российской колониальной администрацией. Но уже и с подмятыми Ротшильдами банковской системой, ГТС и бывшей нашей землей. А остальным пользуйся и ни в чем себе не отказывай?

Леонид Романовичев

Ротшильды положили глаз на 42 млн га украинской земли?

На кону 42 миллионов гектаров земли сельскохозяйственного назначения — 60% мировых запасов черноземов

О влиянии Ротшильдов на украинскую политику писали давно. Но раньше финансовый клан, владеющий мировыми активами на сумму 3,2 триллиона долларов, предпочитал оставаться за кулисами кровавых событий на Украине.

Однако после того, как долговые обязательства Киева перед иностранными партнерами достигли в феврале 94% от ВВП (на фоне плачевного состояния украинской экономики), одно из богатейших в мире семейств решило выйти из тени.

Действующий в их интересах фонд Franklin Resources (Franklin Templeton Investments) объединил владельцев 50% украинских еврооблигаций. Благодаря сообщению агентства Bloomberg стало известно, что сами Ротшильды контролируют более трети внешнего госдолга Киева, а представители их компании («Rothschild») открыто заявили о намерении участвовать в переговорах с украинским правительством.

Неожиданное появление семейства в информационном пространстве его представители объяснили желанием помочь Киеву реструктуризировать свои долги. Но это объяснение выглядит неубедительным. Чтобы обсудить размер украинских долговых выплат достаточно провести закрытые переговоры. А в действиях группы «Rothschild» присутствует явное желание сфокусировать на себе внимание, как на главном распорядителе внешних обязательств Украины.

Такое характерно не для реструктуризации, а для начала процедуры банкротства – когда объявляют о создании комитета кредиторов и публично предъявляют должнику имущественные требования.

Временный управляющий Украиной

Если дальнейшее развитие пойдет по сценарию банкротства целой страны, как частной компании (а подобные прецеденты уже были в мировой практике), то следующим этапом станет назначение кредиторами временного управляющего государственным имуществом.

Чтобы понять на кого могут возложить такие функции, достаточно заглянуть в действующую Конституцию Украины. Согласно ей президенту Петру Порошенко оставлены декоративные полномочия. Его влияние на экономику крайне ограничено. Да и собственные бизнес-активы (корпорацию Roshen и др.) г-н Порошенко уже поспешил передать в полное юридическое распоряжение «Rothschild» (якобы «для продажи»).

Реальная власть по управлению государственным имуществом согласно Основного закона находится в руках правительства, т.е. премьер-министра. Сейчас этот пост занимает г-н Яценюк.

Однако большие сомнения вызывает то, что именно ему, американскому ставленнику, связанные с лондонским Сити Ротшильды позволят распоряжаться имуществом Украины в период ее банкротства. Куда больше вероятность, что они сделают ставку на министра финансов Наталью Яресько.

До своего назначения в правительство она работала исполнительным директором инвестиционной компании Horizon Capital. Владелец этой организации Джеффри К. Нил – бывший топ-менеджер одной из ротшильдовских корпораций. Поэтому на Украине Яресько рассматривается как доверенное лицо Ротшильдов. Интересно, что именно ее кандидатуру на пост премьер-министра уже начали обсуждать в кулуарах Верховной Рады.

Все на продажу

А пока этот вопрос обговаривается, г-жа Яресько развернула бурную деятельность: организовала ревизию всего государственного имущества, подготовила предварительный список из 3300 госпредприятий для распродажи за бесценок, обещает «приватизировать все, что только можно».

Но в отношении главного актива, который давно интересует Ротшильдов на Украине – 42 миллионов гектаров земли сельскохозяйственного назначения (60% мировых запасов черноземов) – действует законодательное ограничение. На ее продажу наложен мораторий до 1 января 2016 года.

Попытки устранить это препятствие Ротшильды уже делали. Так, после заявления управляющего директора Rothschild&Cie в странах Центральной и Восточной Европы Джованни Сальветти в ноябре 2009 года о том, что его компанию на украинском рынке интересует сельскохозяйственная отрасль и земельные угодья, президент Виктор Ющенко применил свое право вето в отношении закона о продлении моратория на продажу сельхозземли. Тогда на пути Ротшильдов к земле встал парламент. Верховная Рада преодолела конституционным большинством президентское вето.

И сегодня, помня о неудаче пятилетней давности, Ротшильды (фонд Franklin Resources) наняли в качестве консультанта компанию Blackstone. Она должна разработать юридический механизм передачи украинской земли в собственность семейства. Опыт у этой организации есть — в 2012 году компания подготовила соглашение с греческим правительством Антониса Самараса о продаже в счет долгов части островов в Ионическом, Эгейском и Средиземном морях.

Кровавый след

А пока Blackstone готовит свои предложения г-жа Яресько активно «работает с депутатским корпусом». Наняла в качестве советников и консультантов целую группу западных специалистов «по борьбе с утечкой капитала и по выявлению незаконных зарубежных активов».

С их приездом по Украине прокатилась волна загадочных самоубийств бывших украинских чиновников, которые владели тайнами происхождения капиталов многих нынешних парламентариев.

Одни из погибших руководили приватизацией, участвовали в незаконных операциях с бюджетными средствами (экс-главы Фонда госимущества Михаил Чечетов и Валентина Семенюк-Самсоненко, бывший первый заместитель директора государственных «Железных дорог Украины» Николай Сергиенко), другие были доверенными лицами магнатов (нардеп Сергей Мельник, бывший председатель Харьковского облсовета Николай Колесник, экс-глава Запорожской облгосадминистрации Александр Пеклушенко, экс-мэр Мелитополя Сергей Вальтер, замначальника мелитопольской милиции Сергей Бордюг).

Их массовая смерть наводит на мысль, что все они стали жертвой шантажа, направленного против тех, чьими тайнами владели.

Но те, кто довел их до самоубийства, явно недооценивают готовность украинских олигархов бороться до конца за незаконно нажитое в прежние годы добро.

Успевшие при помощи сомнительных схем поставить под свой фактический (но не юридический) контроль большинство сельскохозяйственных угодий, магнаты отнюдь не намерены расставаться с ними в угоду Ротшильдам.

Они настроены сражаться за наворованное не на жизнь, а на смерть. И эта схватка обещает быть жестокой.

Источник: thekievtimes.ua

Украина и семья Ротшильдов

Группа крупных международных инвесторов выкупает украинские ценные бумаги. Franklin Templton — один из них. В конце августа инвестиционная группа выкупила украинский международный долг номинальной стоимостью почти 5 млрд долларов, что составляет почти пятую часть международных государственных облигаций страны.

У Franklin Templton есть все признаки «финансового стервятника». До сих пор сумма, уплаченная им за 20% национального долга Украины, остается коммерческой тайной. Грифы покупают ценные бумаги с низким, почти нежелательным рейтингом по низким ценам, чтобы потребовать полную оплату от эмитента после этого. Аргентина — хороший пример деструктивной деятельности стервятников. Страна заключила сделку по реструктуризации с 95-97% держателей долговых обязательств, но остальные оказались в руках финансовых стервятников, которые испортили все это, требуя полной оплаты. Грифы (два американских инвестиционных фонда) начали судебное разбирательство, чтобы сделать Аргентину дефолтом. Страна может быть беспощадно разграблена в случае, если она соответствует ультиматумам стервятников и постановлению суда США.

История является предупреждением для Украины, которая продала свои ценные бумаги Franklin Templton. Согласно недавнему докладу Bloomberg, инвестиционный фонд действует под юрисдикцией США и контролируется Ротшильдами.

В прошлом году я написал в своей статье «Финансовое положение киевского режима и перспективы невыполнения Украиной», что Украина может столкнуться с тем же дефолтом, который «никогда не будет» по заверениям премьер-министра Украины Арсения Яценюка. Некоторые могут потерять миллиарды, некоторые могут приобрести беспрецедентное богатство. Как показывает мировой опыт, дефолты редко бывают импровизированы. Обычно они планируются. Иногда это можнт длиться несколько лет. Украина не является исключением. Время будет определено спонсорами и скромными бенефициарами таких организаций, как Franklin Templton. На момент написания статьи я не знал их имен. Теперь они открылись. Это признак того, что драма приближается к ее развязке.

Семья Ротшильдов выступила с инициативой создания группы держателей украинских облигаций для формирования общей политики по урегулированию задолженности. Rothschild & Cie Banque, французский банк, принадлежащий группе Rothschild, предложил свои услуги в качестве «посредника» в переговорах Министерства финансов Украины и кредиторов о реструктуризации долга. Теперь кредиторы ждут, что Киев выступит с предложениями в середине марта, по словам Джованни Сальветти, сопредседателя России и СНГ в Rothschild Inc., который руководит Центральной и Восточной Европой и Содружеством Независимых Государств. Саллетти сказал, что среди кредиторов есть два мнения о создании комитета: те, кто хочет подождать и посмотреть, что скажет правительство, и тех, кто хочет установить «некоторые жесткие линии для возможной реструктуризации, например, заявив, что мы ищем предложение но помните, что мы не готовы принять X, Y, Z. »

Информация Bloomberg не детализирована, но позволяет сделать следующие выводы: во-первых, дефолт Украины неизбежен, и кредитные держатели знают об этом, во-вторых, дефолт будет сопровождаться реструктуризацией на жестких условиях, неблагоприятных для Украины.

Одна деталь бросается в глаза — утечка на предстоящей дефолте и реструктуризации долга совпала с заявлением Международного валютного фонда о том, что 11 марта он подписал контракт на кредит в размере 17,5 млрд. Долл. США для безденежной Украины, чтобы сохранить свою экономику на плаву. Кредит МВФ распространяется на четыре года в рамках программы стабилизации. Совпадение может быть истолковано по-разному.

Версия первая. Координация между Международным валютным фондом и группой Ротшильдов отсутствует; они соперничают за контроль над украинской экономикой.

Версия вторая. Это не «подлинное» решение »Международного валютного фонда, а скорее PR-акция, направленная на предотвращение дальнейшего падения инвестиционного и кредитного рейтинга Украины.

Версия три. Решение является «подлинным». Украина получит деньги, но не для какой-то эфемерной «программы экономической стабилизации». Цель состоит в том, чтобы гарантировать, что Franklin Templton и другие финансовые мародеры, действующие под видом респектабельных «инвестиционных фондов», получают полную оплату по ценным бумагам Украины. Если это так, Ротшильды и Международный валютный фонд эффективно координируют свою деятельность.

Держатели ценных бумаг уверены в неизбежности дефолта Украины. В этом случае страной будет управлять дуумвират правительства США и мировой финансовой олигархии на основе соглашения о реструктуризации долга, которое будет подписано в Киеве с помощью Rotshields.

Можно предположить, что соглашение подтвердит согласие правительства Украины на полную приватизацию страны, в том числе остальную государственную промышленную собственность, землю и природные ресурсы.

Андрей Фурсов, российский социолог, историк, писатель и публицист (автор нескольких книг по современной истории), считает, что Rotshields невидимо присутствуют во всех регионах Украины, включая восточную часть страны и сектора экономики. Основная задача — установить контроль над Днепропетровской областью (провинцией) центральной Украины, где уже работает Rotshields Europe Bank и Royal Dutch Shell, контролируемая Rotshields. Его можно назвать радиолокационной службой Rotshields. Эксперты считают, что незаконное представительство гораздо более эффективно включает в себя множество лиц и компаний, контролируемых Rotshields. Фактически реализация программы реструктуризации суверенного долга Украины будет основываться на данных, полученных от юридических и незаконных шпионских станций Rotshields в Украине.

Все не так просто. Рокфеллеры закрепились на западе Украины, стране, где они преследуют свои собственные цели. Обе группы пытаются разделить сферы интересов, но они не могут этого сделать без пререканий. Например, многие эксперты считают, что магнат Дмитрий Фирташ является главным представителем Rotshields в Украине. Его удаление со сцены объясняется Рокфеллерами, которые эффективно используют административный потенциал Вашингтона в Киеве. Возникающий дуумвират в Украине и предстоящий дефолт делают ситуацию в Украине менее предсказуемой.

Источник: strategic-culture.org

Украинский друг Ротшильда

Управляющий партнер компании Finpoint Cергей Будкин рассказал о реструктуризации долга банка «Надра», отстаивании интересов держателей еврооблигаций «Нафтогаза» и создании инвестфонда на $180 млн.

В визитке Сергея Будкина, управляющего партнера FinPoint, красуется многозначительная надпись: «В сотрудничестве с Rothschild». Украинская компания, состоящая всего из 10 человек, добилась признания со стороны мирового инвестбанка, в котором работает 3 тыс. сотрудников, благодаря успешной организации продаж иностранным инвесторам банка «Аваль», Индэкс-Банка, «Райффайзенбанка Украина» и др. В этом году FinPoint и Rothschild выбраны для реструктуризации долгов скандально известного банка «Надра», что в случае успешных переговоров с кредиторами расчистит путь для его национализации.

В 2009 на банковском рынке Украины фактически не было сделок по слиянию и поглощению, организация которых являлась основным источником дохода FinPoint. Насколько сократились заработки компании?

Доходы действительно упали, так как количество транзакций на отечественном рынке M&A (mergers and acquisitions. – слияния и поглощения. – «ДЕЛО») сократилось по сравнению с прошлым годом, наверное, вдвое, а их размер — минимум, на три четверти. Соответственно уменьшились потенциальные доходы советников. Понятно, что те консультанты, которые были на этом рынке заметными игроками, мы в том числе, многого не досчитались, но заработки нашей компании упали на 10-20%. Смягчение потерь произошло благодаря такому явлению, как «flight to quality» – когда немногие оставшиеся клиенты идут к лидерам рынка слияний и поглощений, включая нашу компанию. Все, для кого этот бизнес был вторичным, сильно сократили его, если вообще не ушли с рынка. А мы в той или иной степени участвуем, наверное, в 60-70% всех сделок, идущих сейчас.

Какие сделки по поглощению FinPoint сейчас ведет в Украине?

Это три транзакции. Первая – консолидация предприятий в сельскохозяйственном секторе. Речь идет о присоединении нашим клиентом, крупной украинской агрокомпанией, двух других агрофирм. Эту сделку мы (то есть тандем Rothschild и FinPoint) ведем совместно с другой украинской компанией — «Драгон Капитал».  Еще одна транзакция – это M&A в банковском секторе. Сейчас мы ведем переговоры  с большим западным инвестиционным фондом, который собирается купить украинский банк из первой тридцатки. Что касается третьей транзакции, то не могу назвать даже сектор, в котором она происходит, так как вы сразу догадаетесь.

Сейчас наиболее важной для вашей компании наверняка является сделка иного характера – по реструктуризации задолженности банка «Надра» на $900 млн., которая препятствует переходу финучреждения под контроль государства. Почему именно FinPoint была выбрана банком советником? При каких обстоятельствах это произошло?    

Реструктуризацией долга «Надр», как и подавляющим большинством транзакций в Украине, мы занимаемся в партнерстве с инвестиционным банком Rothschild. Первый контакт с «Надрами» был в феврале этого года, в период фактического безвластия в банке. Акционеры финучреждения во главе с Игорем Гиленко (бывший председатель правления «Надр», которому, согласно сайту финучреждения, принадлежит 33,4% акций. – «ДЕЛО») из банка фактически ушли, а потенциальный новый собственник – группа Дмитрия Фирташа, насколько я понимаю, – улаживала последние формальности по вхождению в капитал банка. Однако по неизвестным мне причинам транзакция по покупке банка группой Дмитрия Фирташа не состоялась и контроль над «Надрами» установил Национальный банк, передав руководство финучреждением временному администратору Валентине Жуковской. И у нас в отношениях с «Надрами» появилась полная неопределенность. Мы не понимали, будет ли действовать предложенный нами контракт, заплатят ли нам деньги за наши услуги, ведь временный администратор имеет право расторгать любые договора, которые были заключены банком на момент введения временной администрации. Но госпожа Жуковская, наоборот, одобрила нашу работу, и мы продолжаем этот проект.

На каком этапе сейчас находится «Надра» в процессе реструктуризации своей задолженности?

Пока реструктуризация не закончена, я не могу ничего комментировать. Могу только сказать, что процесс, к сожалению, сильно политизирован и степень дикости слухов о банке и происходящем вокруг него — невероятна.

Как вы прокомментируйте появление информации на сайте Минфина об условиях реструктуризации, предложенных одной из групп кредиторов. Она вам сильно навредила, как консультанту?

Извините, но я не могу ответить на этот вопрос. Информация, о которой вы говорите, появилась в то время, когда процесс реструктуризации находился в активной фазе, и временный администратор, Минфин и НБУ активно взаимодействовали для достижения договоренности с кредиторами. Можете сами оценить, насколько она нам помешала.

Вы не жалеете, что взялись за такую сложную сделку, как реструктуризация долга одного из главных проблемных банков в стране, который к тому же еще и постоянно обрастает разными политическими заявлениями?

Верю, потому что вижу, что транзакцию можно довести до логического конца, и есть очень высокий шанс на успех.

В ваших отношениях с Rothschild в случае с «Надрами» кто играет роль ведущего, а кто – ведомого? Как у вас распределены обязанности и доходы в других сделках, которые вы сейчас проводите?

Наше сотрудничество не построено по принципу «ведущий-ведомый», как вы говорите. Если вы зайдете на сайт Rothschild, в разделе «Украина» обнаружите координаты компании FinPoint. Поэтому нет никакой разницы, звонит ли наш потенциальный клиент в офис Rothschild в Париже или в офис FinPoint в Киеве. Что касается доходов, то они распределяются по формуле, которая рассчитывается на базе совокупности показателей (размер контракта, затраченные усилия каждым из партнеров, кто именно нашел клиента и т. п.). То есть пропорция меняется от сделки к сделке.

Какой может быть эта пропорция?

Это конфиденциальная информация, поэтому не могу сказать. Но и мы, и Rothschild довольны.

Приведите пример компаний, которые взаимодействуют по тому же принципу, что и вы с Rothschild.

Из крупных инвестиционных банков только Rothschild практикует соглашения о сотрудничестве.  Если же проводить очень грубое сравнение с другими консалтинговыми компаниями, то наша модель отношений похожа на сотрудничество, например, аудиторских компаний из большой четверки, когда местная компания может носить то же имя, что  и всемирная сеть, но формально принадлежать местным партнерам.

Когда вы начали сотрудничать с Rothschild?

Мы начали переговоры в июле 2008. Рамочный договор был утвержден в сентябре, и сотрудничество фактически началось с 1 января этого года.

То есть – вы эксклюзивный партнер Rothschild в Украине?

Да. У них есть такие же эксклюзивные партнеры в других восточноевропейских странах — Болгарии, Чехии и Словакии.

Известно, что вы представляли интересы ряда держателей облигаций НАК «Нафтогаз Украины» на $500 млн., которые компания так и не погасила 30 сентября. Что это за инвесторы? Почему они выбрали FinPoint консультантом?

Это держатели бондов «Нафтогаза» на разные суммы, но в небольших пределах – $100-800 тыс. В общей сложности они владеют облигациями НАК на $10-11 млн. Это в основном наши бывшие клиенты, компании и физические лица, которые рассматривали вложения в еврооблигации украинских эмитентов как аналог инвестиций в пенсионные фонды. Некоторым из них мы помогли защитить их интересы во время обмена еврооблигаций Альфа-Банка (Украина) на новые бумаги в рамках реструктуризации долга.

Какие именно услуги, как советник, вы им оказывали?

Это напоминало «секретарскую» работу. Мы следили за тем, чтобы наши клиенты полностью соблюли процедуру обмена старых облигаций на новые в связи с тем, что предложенные условия конвертации делали заметно более выгодным ранний обмен (согласно предложению «Нафтогаза», держатели еврооблигаций компании могли их обменять на новые бумаги в соотношении 1:1 до 9 октября; после этой даты конвертация может осуществляться на условиях 1:0,95. – «ДЕЛО») Поэтому нашей основной задачей было следить за тем, чтобы например, клиенты вовремя отправили заявку на обмен и не имели трудностей с получением новых бумаг.

Ваши клиенты собираются голосовать за реструктуризацию задолженности «Нафтогаза» на собрании облигационеров 19 октября?   

В отличие от некоторых других держателей бумаг мои клиенты – пассивные инвесторы. Они готовы присоединиться к тому решению, которое примут основные бондхолдеры НАК.

Как вы считаете, правильно поступили правительство и «Нафтогаз», решив реструктуризировать долг компании?

Я не могу давать оценку мотивам государства. Уже сейчас ясно, что реструктуризация «Нафтогазом» будет успешно завершена (свои бумаги на обмен до 9 октября отправили держатели 92% евробондов НАК. – «ДЕЛО»). Но я, тем не менее, считаю, что государство могло пойти по пути выпуска суверенных еврооблигаций на $500 млн. с купоном 4,5% (думаю, инвесторы приобрели бы украинский суверенный долг с такой доходностью в связи с избыточной ликвидностью на рынке) и за счет этих средств погасить долг НАК. Реструктуризация задолженности компании — это не только возможный удар по ее имиджу, но и необходимость повышения ставки заимствования до 9,5% с суверенной гарантией вместо 4,5% доходности возможного суверенного займа. Спрашивается, зачем правительству платить эту разницу в виде 5%?

Есть  еще один деликатный момент. У держателей еврооблигаций «Нафтогаза» может возникнуть вопрос: почему, например, Укрэксимбанк, который на 100% является государственным финучреждением, полностью расчитался по своим евробондам на $250 млн., а НАК, 100% которого также принадлежит государству – нет? Мне кажется, что государственная политика должна быть однозначной: либо мы в связи с кризисом вообще не погашаем квазисуверенную задолженность, либо погашаем. Но не так: одним платим, а другим – нет.

Одно из крупнейших объединений держателей еврооблигаций «Нафтогаза» — группа во главе с белизской компанией Corlblow, которая долго не соглашалась на реструктуризацию, но, тем не менее, уступила НАК. Говорили, что за этим объединением стоит российский «Газпром». Вы, как человек знакомый с одним из инициаторов группы Алексеем Ольшанским, можете это подтвердить?

Насколько я знаю, в группе Corlblow интереса «Газпрома» не было. Я благодарен этим бондхолдерам за занятую активную позицию, так как, думаю, во многом благодаря их усилиям предложенные кредиторам условия были приемлемыми для большинства.

Много вопросов сейчас вызывает выпуск довольно внушительного количества кредитно-дефолтных свопов (CDS. – бумаги, эмитируемые участником фондового рынка, как страховка от наступления дефолта по другим бумагам) по бондам «Нафтогаза». Знаете ли вы, кто их активно размещал и кто, соответственно, покупал? Те, кто приобрел, смогут неплохо заработать на дефолте украинской компании…

Как я понимаю, дело обстоит по-другому. В свое время «Нафтогаз» привлек три синдицированных кредита от иностранных банков, которые сейчас тоже подлежат реструктуризации (от Depha Bank на $220 млн., от Credit Suisse International — на $550 млн. и Deutsche Bank — на $395,2 млн. – «ДЕЛО»). По моей информации, одна из этих ссуд была «расфасована» банком, предоставившим ее, в Loan Participation Notes (LPN. – фактически те же еврооблигации. – «ДЕЛО»). Поскольку размещение было закрытым, то узнать, кто является держателем этих бумаг очень сложно. Вот на эти LPN и были выпущены свопы. Выборочный дефолт по еврооблигациям «Нафтогаза» на $500 млн. влечет за собой обязательное погашение других бумаг (проверить), то есть тех LPN, о которых я говорил. Выкупать их НАК не собирается, и держатели CDS на эти бумаги побегут предъявлять страховки к оплате. Действительно, такие инвесторы выиграют от дефолта НАК.

Самым успешным годом для вашей компании можно считать 2006, когда FinPoint был посредником в пяти сделках по продаже украинских банков, в том числе крупнейших – «Аваля» (сейчас Райффайзен Банк Аваль) и «Райффайзенбанка Украина» (сейчас ОТП Банк)…

Кроме того, мы искали покупателей для банка «Престиж» (был продан австрийскому Erste Bank. – «ДЕЛО»), Индэкс-Банка (французскому Credit Agricole. – «ДЕЛО»). Для австрийского Volksbank мы нашли Электрон Банк и потом, когда у банка стратегия предполагала скачкообразное расширение присутствия в Украине, предложили на выбор еще четыре финучреждения. Однако кризис планы австрийцев изменил, и они решили сконцентрироваться на развитии имеющегося банка. Мы также структурировали для греческого Alpha Bank создание Астра Банк с украинскими партнерами. Фактически на украинском банковском рынке были только две крупных сделки M&A, в которых мы вообще не участвовали – это продажа банка «Форум» немецкому Commerzbank, а также ТАС-Комерцбанка и ТАС-Инвестбанка шведскому Swedbank.

Какая из перечисленных вами сделок принесла максимальную доходность, а какая — самое большое моральное удовольствие?

Самую доходную не назову, это — конфиденциальная информация. Что касается морального удовольствия, то наибольший «кайф» я получил от закрытия «российской» сделки: продажи российского Оргрэсбанка скандинавской группе Nordea. Это была очень сложная транзакция, но запомнилась она мне в первую очередь своей неожиданностью. В то время я болел за украинскую футбольную сборную на чемпионате мира 2006 года в Германии, и во время одного из матчей мне позвонил зампред правления  Оргрэсбанка. Он сказал, что финучреждение нуждается в посреднике, который мог бы выгодно продать его. Я уехал на один день посмотреть, что это вообще за банк. В результате мы заключили контракт, нам удалось выгодно продать финучреждение, а с бывшими акционерами Оргрэсбанка я очень подружился.

А в Украине?   

Если исходить из того, что мерилом морального удовольствия в M&A бизнесе являются все же деньги, то, наверное, стоит отметить продажу Индэкс-Банка французскому Credit Agricole. Это был тот случай, когда я и моя команда, как советники, добавили много стоимости бизнесу, который продавали. Например, в процессе продажи «Райффайзенбанка Украина» венгерскому OTP Bank было все наоборот: наш вклад в добавленную стоимость банка был существенно меньше. Задача FinPoint фактически свелась к помощи в процессе продажи, которым мы, к сожалению, не руководили.

Самым крупным вашим проектом по продаже банка было вхождение австрийского холдинга Raiffeisen International в капитал второго по величине в Украине банка «Аваль» — сумма сделки составила $1,028 млрд. Как вашей компании удалось заполучить такого крупного клиента? Это была удача?

Удача, скорее, была в том, что мы вовремя поняли, что организовать такую сделку сами не сможем. Первое, что мы сказали экс-собственникам «Аваля» после такого переосмысления: давайте мы поможем не продать банк, а найти хорошего консультанта. После этого мы провели тендер по отбору инвестиционного банка (победил Merrill Lynch. – «ДЕЛО»). В конкурсе приняло участие семь лучших на тот момент в мире инвестбанков. Потом круг претендентов сузился до пяти, их представители посетили Украину. В результате жесточайшего отбора мы существенно уменьшили сумму гонорара для главного посредника и обеспечили господам Шпигу и Деркачу (главные экс-собственники «Аваля». — «ДЕЛО») хорошую экономию. Поиск консультанта для «Аваля» был для нас «курсом молодого бойца», после которого мы «пошли на войну» в виде продажи банков «Престиж» и Индэкс-Банка. Затем уже сам Raiffeisen International, увидев нас в деле на стороне «противника», изъявил желание стать нашим клиентом, заявив: «Ребята, вы это так хорошо делаете, помогите теперь нам продать наш собственный банк в Украине».

В чем была особенность продажи «Райффайзенбанка Украина» OTP?

Для австрийцев очень важно было сохранить конфиденциальность. На тот момент у Raiffeisen International была в Украине «регулярная армия» в виде огромного «Аваля» и хорошо отмобилизованный, но числом относительно небольшой «спецназ» в виде «Райффайзенбанка Украина». Разница между этими двумя финансовыми учреждениями была на генетическом уровне и их слияние привело бы, скорее всего, к тому, что одна команда бесследно растворилась бы в другой, а стоимость одной из франшиз была бы полностью обнулена. Хозяева «Райффайзенбанка Украина» прекрасно понимали, что если информация о готовящейся продаже финучреждения «всплывет» на уровне сотрудников, то это грозит массовым исходом по собственному желанию, так как рынок тогда рос быстрыми темпами, увеличивались зарплаты, и людям было куда идти. Поэтому их логика была такова: зачем искать советников в среде крупных инвестбанков, у которых очень большой штат, что повышает риск утечки информации, если можно обратиться в украинскую компанию, которая уже показала себя в деле, и в которой работает всего пять человек? Продажа «Райффайзенбанка Украина» была похожа на какую-то шпионскую игру. Например, потенциальные покупатели делали due-diligence (оценку бизнеса перед покупкой. – «ДЕЛО») банка, не присылая в Киев своих представителей. Процесс организовывали мы, затем переправляли нужные документы в условиях строжайшей секретности в Вену, и только там потенциальный покупатель мог с ними ознакомиться.

Вы упомянули, что FinPoint существенно нарастил стоимость продаваемого банка только в одном случае, когда был продан Индэкс-Банк (мультипликатор price-to-book – отношение цены к капиталу — составил 5,8. – «ДЕЛО»). Через некоторое время тогда председатель правления банка Игорь Францкевич в одном из интервью заявил, что Credit Agricole на самом деле купил финучреждение с кучей «скелетов в шкафу», в частности с плохим кредитным портфелем. Как вы это прокомментируете?

Поправка: это был не «только один случай», просто в этом случае удалось наиболее эффективно помочь нашим клиентам увеличить цену на продаваемый актив.  В остальном — без комментариев. Скажу только, что любая сделка по продаже суть договоренность между продавцом, желающим продать, и покупателем, желающим купить. И покупатель несет риск, приобретая тот или иной актив. Я знаю многих людей, которые в этом году купили еврооблигации «Нафтогаза», будучи уверенными, что государство выплату по этому долгу гарантирует. Вы видите, что в результате получилось.

Возвращаясь к теме продажи «Аваля»: как на вашу компанию вышли Шпиг с Деркачем?

У меня с ними очень хорошие личные отношения. Они меня просто давно знали и были уверены, что на мою команду можно положиться в таком интимном вопросе, как продажа своего бизнеса. В 1999-2000 году я и Деркач пересекались в «Банк Австрия Кредитанштальт Украина» (в 2002 году банк был переименован в «ХФБ Банк Украина» (сейчас УниКредит Банк). – «ДЕЛО»): я был заместителем председателя правления банка, а Александр Витальевич — главой его наблюдательного совета. Кстати помощником Деркача в то время был Арсений Яценюк.

Известно, что вы много времени проводите в Москве, равно, как и в Киеве. Чем сейчас занимаетесь в России?

Совсем недавно в России я и группа других лиц создали фонд, главным направлением деятельности которого будут инвестиции в компании, пребывающие в напряженном финансовом состоянии. Мы уже собрали около $180 млн. Мы все помним 1998 год, когда, имея на руках в то время миллион долларов можно было превратить его в десять всего в течение четырех лет. Мы верим, что российская экономика уже достигла «дна», когда самое время скупать активы и быстро нашли деньги.

Есть ли ограничения на деятельность фонда? В какие активы он сможет инвестировать?

Ограничений по отраслям практически нет. Единственное – капиталовложения должны осуществляться только в России.

Но все-таки, у фонда есть какие-то приоритетные направления инвестиций?

Мы для себя определили четыре таких направления. Во-первых, мы активно смотрим на готовые офисные центры, которые находятся в залоге у банков и выставлены на аукционы, так как девелоперы, бравшие под них кредиты, обанкротились. Второе направление —  покупка региональных банков. Третье – это приобретение сервисных предприятий нефтехимии. Они также серьезно подешевели. Четвертое направление – это предприятия, производящие продукты питания (например, крупы).

В чем вы видите преимущество России перед Украиной сейчас с точки зрения инвестиций?

Например, в развитости антикризисного законодательства. Возьмем банковский сектор. В России еще в 1998 году была разработана государственная программа рекапитализации и санации банков. Было четко прописано, как происходит реструктуризация банковской задолженности. Она не была разделена по классам кредиторов. Насколько я помню, из общего долга банка выводилась только задолженность по зарплате сотрудникам. Все остальные долги – перед Центральным банков, налоговой администрацией, внешними кредиторами и т. д. — объединялись в «пул», который конвертировался в одну долговую ценную бумагу. Все параметры — срок обращения, процентная ставка, валюта – сводились к одному знаменателю. Для всех кредиторов при этом устанавливались единые и равные права и правила обмена их подтвержденной задолженности в новую долговую бумагу. Четко было прописано, как происходит собрание кредиторов. И, что очень важно, в законе было указано: если большинство кредиторов банка приняло решение по какому-то вопросу, то не согласившаяся часть (будь то держатели евробондов, налоговая инспекция или представители крупных депозиторов) должна принять эти же условия, что исключало риск террористов-кредиторов, с которым сейчас достаточно часто сталкиваются украинские банки.  Кроме того, для этих бумаг существовал вторичный рынок, на котором их можно было оперативно продать, то есть бумаги были ликвидные. Кстати, те, кто их не реализовал сразу, поступили правильно и неплохо заработали. Ведь валютная задолженность была конвертирована в рублевые бумаги по курсу 34 рубля за доллар, а когда наступил срок погашения, доллар уже стоил 28 рублей. То есть помимо процентного дохода кредитор получил еще и валютный.

Источник: delo.ua