В Rothschild предлагают оставить в Украине 4-5 основных банков

В случае, если будет принято решение о приватизации ПриватБанка, его общую бизнес-модель нужно перестроить.

Такое мнение высказал управляющий директор банковского дома Rothschild в СНГ Джованни Сальветти в интервью “Украинской правде”.

“Я думаю, что общая бизнес-модель Привата должна быть перестроена и трансформирована до того, как рассматривать вариант приватизации”, – сказал Сальветти.

Он отметил, что на это нужно время. В банке отличная сеть и платежная система, но система корпоративного кредитования должна быть построена с нуля. “Если Приват сравнится с игроками, которые существуют, в таком случае он может быть продан раньше”, – уверен он.

По мнению Сальветти, в Украине до сих пор много банков. “В конце концов, на рынке будет 4-5 основных банков, а остальные будут, скорее, региональными или специализированными игроками”, – сказал Сальветти.

Он подчеркнул, что такая тенденция существует во всем западном мире, как результат диджитализации банковского бизнеса, которая быстро меняет саму бизнес-модель розничных банковских операций во всем мире.

Источник: news.finance.ua

Rothschild так «продавали» Roshen, что все богатейшие покупатели оказались «равнодушны»

Управляющий директор всемирно известного банковского дома Rothschild в СНГ Джованни Сальветти сообщил, что все заинтересованные в покупке корпорации Roshen стороны отказались от этой возможности из-за высокого риска и украинско-российского кризиса.

Сальветти отметил, что банковский дом связался со всеми основными мировыми игроками, работающими в этом секторе: европейцами, североамериканцами, азиатами, а также с некоторыми крупными инвестиционными фондами.

«Нужно осознавать, что только игроки глобального уровня могут позволить себе купить такую крупную компанию, стоимость которой в нормальных рыночных условиях будет составлять порядка нескольких миллиардов долларов», — отметил директор банковского дома Rothschild в интервью «Украинской правды».

По словам Сальветти, все потенциальные покупатели оказались очень равнодушны в отношении этой возможности.

«Украинско-российский кризис был на пике, и его развитие было непредсказуемо, особенно в то время. Фактически, все заинтересованные стороны сообщили нам, что не готовы принять на себя такой высокий риск и вежливо отказывались от возможности», — представитель Rothschild.

«Им всем понравилась компания, но риск был слишком велик, и к сделке они не были готовы», — добавил Сальветти.

По словам управляющего, решение о размещении доли Порошенко в Roshen в формате «слепого» траста, является самым прозрачным и единственным рабочим вариантом эффективного отделения Порошенко от его прав собственности на акции.

«Это решение было лучшей альтернативой международной практики для таких ситуаций», — подытожил Сальветти.

Источник: journalist.today

Директор Rothschild разрушил миф о засилье коррупции в Украине и предостерег украинцев – не потерять то, чего уже достигли

Интервью управляющего директора всемирно известного банковского дома Rothschild для одного из украинских изданий не только разрушает миф о засилье коррупции в Украине, но и есть предостережением для украинцев – не потерять то, чего мы уже достигли. Как передает replyua.net, об этом в своем блоге пишет украинский политтехнолог Виктор Уколов.

По его словам, Джованни Сальветти в беседе отметил, что он знал об огромном желаним Петра Порошенко продать бизнес, но покупателей отпугнул российско-украинский кризис. Дополнительная проблема в том, что часть концерна находится в России, а часть в Украине, между которыми идет война. Директор дома Rothschild считает, что решение передать Рошен в слепой траст является эффективным решением вопроса отделения президента Украины от его бизнеса. Как независимый наблюдатель Джованни Сальветти констатирует значительный прогресс украинских реформ, в том числе в борьбе с коррупцией. В частности, реформу энергетического сектора и НАК Нафтогаз. До реформы Украина теряла дотацию около 150 млрд гривен, которые непрозрачно распределялись. Теперь дотация не только прекратилась – Нафтогаз отдает в госбюджет около 100 млрд платежей и налогов. Чистый выигрыш государства, таким образом, достигнет 250 млрд грн. Особый акцент директор дома Rothschild сделал на автоматической компенсации НДС, что раньше было значительным источником коррупции.

Джованни Сальветти также вспомил внедрения системы ProZorro, благодаря которой сэкономлено миллиарды гривен. Подчеркнул, что состоялась детенизация государственного бюджета. В то же время появился целый класс недовольных чиновников и бизнесменов, которые наживались на непрозрачных государственных закупках ранее. Также директор дома Rothschild особенно предостерегает украинцев от поддержки популизма, что может привести к откату реформ и возрождение старых коррупционных схем.

Источник: replyua.net

Директор Rothschild в СНГ: Клиенты отказались от покупки Roshen из-за рисков

Управляющий директор всемирно известного банковского дома Rothschild в Киеве частый гость. Уже более 10 лет Сальветти участвует в самых громких сделках в Украине.

За последний год под его руководством Rothschild консультировал Метинвест по вопросу реструктуризации долга около 3 миллиардов долларов, а ДТЭК – по вопросу реструктуризации их 2,5 миллиардов.

Также в сентябре этого года он консультировал Министерство финансов Украины по выпуску еврооблигаций на сумму 3 миллиарда долларов. А теперь банковский дом помогает «Нафтогазу» в вопросе стратегического партнерства с «Укртрансгазом», выиграв тендер на ProZorro. Rothschild также выводит из долгов компанию «Мрия».

Сальветти – человек закрытый. Свое последнее интервью он давал журналу «Forbes-Украина» более двух лет назад. Тогда он с большой охотой обсуждал приватизацию и инвестиционный климат Украины, но обходился «no comment», когда речь заходила о его клиентах, в том числе, о компании президента Порошенко Roshen, продажей которой занимается банковский дом.

Сейчас для «Украинской правды» Джованни Сальветти согласился дать более емкое интервью.

 

(ТУТ И ДАЛЕЕ ВСЕ ФОТО — ДМИТРИЙ ЛАРИН, УП)

Наиболее эффективные реформы – энергетический сектор и «Нафтогаз»

– Более двух лет назад мы с вами обсуждали самые актуальные вопросы на тот момент. При подготовке к сегодняшнему разговору я заметила, что половина тех вопросов остаются актуальными и сегодня. Как вы считаете, украинское правительство многое успело сделать за это время?

– За последние три года Украина добилась значительного прогресса. Нужно учитывать, в каких условиях проводились реформы – война на Востоке, де-факто, ограничение основных торговых каналов с Донбассом и Россией, гиперинфляция и спад экономики.

Я не удивлен, что большая часть украинцев в последние годы очень недовольна общим ухудшением экономических условий и значительным повышением тарифов. Но такие радикальные реформы важны, чтобы заложить основу современной экономики. Это уже окупается, и мне кажется, что гражданское общество начинает это осознавать.

Однако, основные результаты всех этих реформ станут более заметными в среднесрочной перспективе при условии, что запуск реформ не будет прекращен или, что еще хуже, возвращен обратно.

– Какие основные успехи и неудачи украинского правительства после революции?

– Наиболее эффективные – это реформы энергетического сектора и «Нафтогаза». Они, безусловно, были болезненными для населения, которое теперь вынуждено платить высокие тарифы, но реформа была необходима для обеспечения прозрачности и модернизации в этом секторе.

Эта реформа эффективно уничтожила одну из традиционных и наиболее актуальных сфер коррупции, которая была связанна с теневыми схемами торговли газом.

Второе – автоматическое и прозрачное возмещение НДС одним махом разрешило одну из самых больших головных болей для экспортеров, а также убило, вероятно, вторую по величине область коррупции.

Это большое достижение правительства, в особенности министра финансов Александра Данилюка.

Это два основных источника коррупции, которые теперь нейтрализованы.

Децентрализация государственного бюджета может стать очень эффективной для использования ресурсов и инвестиций в регионах. Очистка банковской системы была чрезвычайно важной, так как это – основа большей прозрачности банковского сектора и ключевое условие развития экономики.

ProZorro также является большим достижением для определенных областей государственных закупок. И, конечно же, стоит отметить пенсионную реформу, которую недавно одобрили.

Самый большой провал – это политическая борьба и использование популизма некоторыми политическими силами. Такая драматическая ситуация, которая в последние годы наблюдается в Украине, направлена на завоевание популярности, а не на решения насущных проблем.

Реализация радикальных реформ требует высокого уровня ответственности и единения между политическими силами, если они действительно заботятся о будущем своей страны.

– То есть, по-вашему, Украина далеко продвинулась в реформировании?

– Значительно, но для внедрения и реализации ключевых реформ, необходимых для полной модернизации экономики Украины, потребуется еще несколько лет.

Нужна непрерывность в программе реформ, политическая стабильность и дисциплина во внедрении реформ, находящихся на повестке дня.

Пристальный «надзор» и сотрудничество с МВФ будут иметь ключевое значение для управления преобразованием страны в правильном направлении.

 

Спешка в приватизации – это просто краткосрочный политический PR, у которого нет шансов на реализацию

– Раньше вы говорили, что приватизация в Украине выглядит как «продажа квартиры в горящем доме». Одним из важнейших условий было прекращение военных действий на востоке страны. Сегодня продажа государственных активов по-прежнему остается квартирой в горящем доме?

– Больше нет. Экономика стабилизировалась и растет. Ситуация на востоке остается поводом для озабоченности, в том числе с экономической точки зрения, для инвесторов, не говоря уже о гуманитарной трагедии.

Однако существует довольно широкий консенсус в отношении того, что конфликт как-то сдерживается, и его расширение является маловероятным сценарием, что было гораздо более неопределенным вопросом два года назад.

Приватизация принципиально необходима для Украины, как и для любой страны. Все, что не является стратегически важным для экономической политики страны и безопасности своих граждан, лучше работает в частных руках, а не в государственных. Это не только в Украине, но при условии наличия четких и справедливых правил и регуляторов.

Мой комментарий о приватизации два года назад апеллировал к следующим факторам: тогда варианты потенциального развития конфликта на востоке были неизвестны. Компании не были готовы к приватизации.

Я занимаюсь сделками слияния и поглощения в Восточной Европе и на других развивающихся рынках на протяжении 20 лет и могу заверить вас, что большие сделки чрезвычайно сложны, и если не все их факторы, поддерживающие сделку, выровнены – это просто не работает.

Наконец, крайние сроки, оговоренные и введенные государством самим себе, были более характерны для ситуаций, где «миссия невыполнима». Приватизация требует времени, тщательной подготовки и очень профессионального управления.

Спешка и жесткий график проведения приватизации – это просто краткосрочный политический PR, у которого нет шансов на реализацию.

– В правительстве анонсировали, что в период с 2017 по 2020 год на приватизацию отдадут 893 государственных предприятия, в том числе «ПриватБанк», «Ощадбанк», «Укргазбанк» и «Центрэнерго». Насколько эти активы могут заинтересовать иностранных инвесторов?

– Эта цифра кажется большой, а на самом деле релевантных активов не больше 10-15. Привлечение стратегических инвесторов для банковского сектора будет нелегкой задачей, поскольку типичные игроки в Центральной и Восточной Европе скорее склонны удерживать свои позиции, иногда и частично сдавать их, то есть – не склонны расти на международном уровне.

В частности, в Украине стратегические инвесторы потеряли намного больше, чем 50% сумм, которые вложили в 2005-2008 годах. В ближайшее время возвращение этих инвесторов в Украину будет маловероятным, за исключением, возможно, небольшого количества игроков, фокусирующихся на странах Центральной и Восточной Европы.

В качестве оптимального для банков решения я вижу большее количество IPO, но для этого потребуется дальнейшая стабилизация украинской экономики и четкое определение бизнес-модели и роли банков, находящихся сейчас в собственности государства. Частичная консолидация таких банков также будет неплохой идеей.

Другие компании, такие как Одесский припортовый завод, «Турбоатом», порты и логистические активы, компании из АПК сектора и прочее, определенно могут быть привлекательными.

Общий фон, в любом случае, определенно намного более позитивный, чем два года назад.

Поэтому, квартира больше не горит – ее ремонтируют и перестраивают.

 

 Недавно Rothschild выиграл тендер и стал консультировать «Нафтогаз» о внедрении разделения деятельности «Нафтогаза» на отдельные направления по транспортировке, добыче и продаже природного газа, а также поиск квалифицированной управляющей компании, которая должна взять на себя обязанности по управлению национальной газотранспортной системой. Расскажите, зачем это делается? Что это принесет Украине?

– Украина является частью европейского энергетического сообщества, и потому она должна соответствовать этому энергетическому пакету третьего поколения, который предусматривает разделение производства, передачи и распределения газа. Это направлено на повышение прозрачности и конкуренции в интересах конечных потребителей.

Выбор опытного международного стратегического партнера для системы передачи в Украине является ключевым по трем причинам.

Во-первых, потому, что он будет знать, как улучшить ликвидность на газовом рынке, что предполагает конкуренцию, прозрачность и снижение цен для клиентов.

Во-вторых, инвестиции в инфраструктуру, что означает больше рабочих мест, больше безопасности и так далее.

В-третьих, присутствие известного опытного международного партнера будет в значительной степени способствовать переговорам с «Газпромом» и, надеюсь, расширению транзитного соглашения, доходы которого составляют около 3% от ВВП Украины.

Продолжение такого соглашения с «Газпромом» также является важным сдерживающим фактором для дальнейшей эскалации напряженности между Россией и Украиной.

Проблемы, связанные с этим стратегическим проектом, в большей степени связаны с внутренней координацией в различных украинских учреждениях в правительстве, которые участвуют в этом процессе.

Но я считаю, что с чувством ответственности и при поддержке правительства проект может быть реализован довольно быстро.

 

О банковском секторе: «Приват»  только что национализировали, а вы уже хотите его приватизировать?

– Считаете ли вы, что в Украине все еще много банков? Раньше вы говорили, что 10-15 банков  достаточно.

– Я придерживаюсь того же мнения. В конце концов, на рынке будет 4-5 основных банка, а остальные будут, скорее, региональными или специализированными игроками.

Эта тенденция существует во всем западном мире, как результат диджитализации банковского бизнеса, которая быстро меняет саму бизнес-модель розничных банковских операций во всем мире.

– Как вы оцениваете ситуацию на банковском рынке сегодня? Что думаете о возможной приватизации «ПриватБанка»?

– Come on! Его только что национализировали, а вы уже хотите его приватизировать? Я думаю, что общая бизнес-модель «Привата» должна быть перестроена и трансформирована до того, как рассматривать вариант приватизации.

На мой взгляд, на это потребуется время. У банка отличная сеть и платежная система, но система корпоративного кредитования должна быть построена с нуля. Если «Приват» уравняется с существующими игроками, в таком случае он может быть продан ранее.

Но сначала должны быть решены вопросы с бывшими акционерами.

– Можете ли вы вспомнить интересные, важные сделки, совершенные в Украине с тех пор, как мы в последний раз говорили?

– Продажа «Укрсоцбанка» Альфа-Банковской группе Люксембург в обмен на долю в холдинге Люксембург была, безусловно, сложной и интересной. Некоторые сделки в IT-секторе определенно перспективны и могут задать положительную тенденцию.

Продажа PharmaStart, в которой мы участвовали вместе с нашим местным партнёром FinPoint в 2015 году, стала первой и единственной значительной западной инвестицией в фармацевтику. В последнее время возобновляемые источники энергии привлекают интерес благодаря очень привлекательным тарифам.

К сожалению, у меня нет информации по нескольким другим крупным слияниям и поглощениям, но я уверен, что в ближайшие два-три года мы сможем наблюдать больше сделок.

Были очень важные сделки по реструктуризации задолженности, мы принимали в них участие с компаниями Метинвест и ДТЭК. Такие сделки чрезвычайно сложные. Они были важны для перераспределения интересов заемщиков и кредиторов в новой украинской экономической парадигме, причиной которой стал недавний кризис.

Эти сделки также устанавливают основу для будущих сделок на рынках капитала в связи с тем, что рыночные условия теперь улучшились.

 

– Вы консультировали в сентябре этого года Министерство финансов о выпуске облигаций на сумму 3 миллиарда долларов. Это считается успешным для Украины, почему?

– Это был настоящий успех, поскольку он позволяет стране достичь нескольких ключевых целей.

Во-первых, она возвращается на рынок после реструктуризации 2015 года. Повторное перепрофилирование позволяет сглаживать график погашения задолженности, чтобы минимизировать риски рефинансирования, особенно в 2019 и 2020 годах, после краха долга, что было одной из основных проблем, вызванных для инвесторов и суверенных рейтинговых агентств.

Это было значительно сглажено путем перепрофилирования долга более 15 лет на более длительные периоды и, как следствие, снижения общего кредитного риска страны. Это должно оказать положительное влияние на рейтинги страны в связи с уменьшением стоимости кредитов.

Во-вторых, транзакция позволяет государству экономить деньги из-за платежей по более низким процентным ставкам – в силу улучшенных рыночных условий и возобновления интереса к Украине со стороны международных инвесторов в долговых инструментах.

Наконец, такая выпускная версия знаменует собой возвращение на рынки Украины после реструктуризации 2015 года, что является ярким свидетельством уверенности инвесторов в нормализации экономики и признания достижений в области реформ.

Я считаю, что это будет вектором для дальнейших инвестиций, как на государственном, так и на частном рынках.

– Как сегодня Украина выглядит в глазах иностранных инвесторов?

– Мне кажется, что все очень впечатлены тем, что удалось сделать за такой короткий промежуток времени. Особенно в последние три года.

Я был на выездных презентациях для инвесторов по государственным еврооблигациям и встретил нескольких инвесторов, специализирующихся на государственных проблемах развивающихся рынков, и большинство из них были довольны достижениями в плане реформ.

Конечно, все признают, что существует еще длинный список того, что предстоит сделать, но большинство инвесторов довольно искренне заявили, что возвращение Украины на рынок – это самая интересная история года среди происходящего на развивающихся рынках.

Это также подтверждается тем фактом, что в выпуске приняли участие 400 инвесторов, и запланированная подписка была превышена примерно в шесть раз. Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) займут больше времени, поскольку они менее ликвидны и предполагают гораздо более высокие риски.

– Какие секторы экономики их сегодня интересуют?

– Практически все: агро, энергетика, инфраструктура, ИТ, фармацевтический бизнес.

 

Об агробизнесе: Товар, который нельзя продать, стоит меньше, чем товар, который можно продать

– Сейчас в Украине много споров о земельной реформе. Многие видят в ней риск. Рынок сельскохозяйственной земли в Украине: разрешить или запретить?

– Конечно же, разрешить. Популистические политические силы хотят напугать землевладельцев или так называемых пайщиков, изображая страшные сценарии развития событий. Но если заглянуть в суть, мораторий фактически лишает нынешних владельцев права на продажу принадлежащей им земли, что также понижает ценность земли.

Товар, который нельзя продать, стоит меньше, чем товар, который можно продать, поскольку последний имеет элемент ликвидности. Возможность покупки земли местными и международными инвесторами может привлечь миллиарды долларов в Украину и, безусловно, положительно скажется на производительности сектора, который является движущей силой экономики.

Конечно, продажа земли должна быть надлежащим образом регламентирована так, чтобы операции были прозрачными, а национальные стратегические интересы были защищены.

Очевидно, это сложная тема, но я не сомневаюсь, что земельная реформа станет фундаментальным шагом в модернизации экономики и привлечении соответствующего иностранного капитала.

– Расскажите, как сейчас обстоят дела у компании «Мрия»?

– Похоже, что мы очень близки к завершению реструктуризации долга. Это очень сложный процесс из-за различного характера всех кредиторов, включая банки, облигации на местном и на международном уровнях.

После дефолта компании кредиторы являются бенефициарами, собственниками бизнеса с 2015 года и поддерживали бизнес, предоставляя оборотный капитал, который никто другой не готов был предоставить.

Фактически, они спасли компанию, сохранили ее целостность и всех 3000 сотрудников. К сожалению, из-за предполагаемого мошенничества прежних собственников и управленцев кредиторы потеряли большую часть денег, предоставленных «Мрии» в прошлом.

В любом случае, я ожидаю, что юридические действия и расследования предполагаемых мошеннических операций будут продолжаться еще в течение нескольких лет. Отбелить репутацию компании очень было важно, чтобы вернуть доверие инвесторов к агроотрасли страны в целом.

– Что будет с компанией после завершения реструктуризации?

– Кредиторы, которые стали акционерами не по своей воле, не являются сельскохозяйственными предпринимателями, поэтому, я полагаю, на определенном этапе компания будет выставлена на продажу.

Это важный актив с огромным земельным фондом в Западной Украине и очень авторитетными международными акционерами. Я уверен, что это привлечет большой интерес.

 

Мне не очень нравится слово «олигарх». Я бы предпочел поговорить о бизнесменах

– Уже несколько лет слышно много разговоров среди политиков и в гражданском обществе о необходимости деолигархизации страны. Что вы об этом думаете?

– Начнем с того, что мне не очень нравится слово «олигарх», так как это наследие 90-х годов, и, скорее, относится к личностям прошлого, таким как, например, Борис Березовский и так далее.

Я бы предпочел поговорить о бизнесменах. Конечно, когда существует слишком большая концентрация власти, которая объединяет бизнес, СМИ и политику – это не очень хорошо для страны, которая стремится принять модель государственного управления европейского типа.

Однако важно также отличать одних бизнесменов от других. Я точно не буду вдаваться в имена, но скажу, что есть некоторые, которым удалось основать крупные корпорации, которые инвестировали миллиарды долларов и создали компании-лидеры национального и регионального уровня, трудоустроивших тысячи людей и применяющих западные стандарты управления. Такие группы вносят большой вклад в экономический рост местной экономики.

Есть, конечно же, и другие – те, которые, в свою очередь, использовали свою власть, чтобы эксплуатировать и выжимать активы и вытягивать из них наибольшее возможное количество денег, при этом не вкладывая слишком много. И большая часть этих денег, вероятно, ушла из Украины.

– Вы отвечаете за работу Rothschild & C. во всем СНГ. Расскажите, какая сейчас ситуация на российском рынке?

– Местная система уладила и адаптировалась к потрясениям от новой реальности – цен на нефть и санкций, и экономика России снова начала расти. На рынке возрастает интерес у иностранных инвесторов, особенно у тех, которые уже присутствуют на рынке и видят возможность консолидировать свою рыночную долю на этом этапе.

Инвесторы из Азии, особенно из Китая, становятся все более активными и заметными. Развитие рыночных фонов сейчас чрезмерно завышено, учитывая их присутствие в России, чем раньше. Геополитическая ситуация и санкции остаются тучей, нависшей над местной экономикой, но краткосрочные инвестиционные аппетиты больше, чем можно было бы ожидать.

 Как обстоят дела с продажей Roshen? Единственное, что произошло, это то, что компания перешла в «слепой» траст (передача имущества в доверительное управление во избежание коллизии интересов – УП). Что вы можете рассказать обо всей этой истории?

– Когда мы вместе с ICU приняли этот мандат, мы знали, что это – очень сложная задача. Мы на самом деле очень постарались, и компания предоставила всю необходимую информацию.

Мы связались со всеми основными мировыми игроками, работающими в этом секторе: европейцами, североамериканцами, азиатами, а также с некоторыми крупными инвестиционными фондами.

Нужно осознавать, что только игроки глобального уровня могут позволить себе купить такую крупную компанию, стоимость которой в нормальных рыночных условиях будет составлять порядка нескольких миллиардов долларов.

Однако вскоре мы поняли, что все оказались очень равнодушны в отношении этой возможности. Украинско-российский кризис был на пике, и его развитие было непредсказуемо, особенно в то время.

 

Фактически, все заинтересованные стороны сообщили нам, что не готовы принять на себя такой высокий риск и вежливо отказывались от возможности.

Им всем понравилась компания, но контекст для них был слишком рискованным, и к сделке они не были готовы.

Решение о размещении доли Порошенко в Roshen (а не во всей компании, где также есть ряд акционеров, не имеющих контрольного пакета, включая крупнейший миноритарный пакет акций у генерального директора) в формате «слепого» траста, является самым прозрачным и единственным рабочим вариантом эффективного отделения Порошенко от его прав собственности на акции.

Это решение было лучшей альтернативой международной практики для таких ситуаций.

Катерина Шумило, для УП

Фото: Дмитрий Ларин, УП

Источник: pravda.com.ua

Украинский бизнес властителей мира: зачем Гройсман встречается с бароном Ротшильдом

Что в Украине интересует самую богатую и закрытую финансовую семью мира.

Владимир Гройсман сейчас находится в Британии с рабочим визитом, во время которого он встретится с премьером этой страны Терезой Мэйи представителями деловых кругов, а также примет участие в конференции о реформах в Украине.

В рамках этого же визита Гройсман проведёт приватную встречу с представителем известного во всем мире семейства Ротшильдов — банкиром, политиком и общественным деятелем, бароном Натаниэлем Джейкобом Ротшильдом.

В самом закрытом клубе Лондона

Сама встреча состоится в одном из самых закрытых и элитарных заведений Лондона – клубе «5 Hertford Street», членом которого является Джейкоб Ротшильд. Это одно из самых недоступных заведений британской столицы, в которое вступить может даже не каждый миллионер.

«5 Hertford Street» расположился в самом центре площади Shepherd Market, в особняке XVIII века. Имеет два ресторана, три бара, кинотеатр, уютную террасу и гламурный ночной клуб LouLou’s. Этот клуб популярен среди звезд первой величины, миллионеров и представителей королевской семьи. В числе посетителей — принц Уильям и герцогиня Кейт, Том Круз, Кейт Мосс, Джордж Клуни, Николь Кидман, состоятельные предприниматели и владельцы крупнейших корпораций мира. А те, кому посчастливилось стать членом клуба, вносят вступительный взнос 1200 фунтов (больше 40 тысяч гривен) и ежегодно выплачивают по 1500 (больше 55 тысяч гривен) фунтов.

Интерес Ротшильдов к Украине — «Рошен», «Приват» и земля

В правилах «5 Hertford Street» есть один интересный пункт, который гласит, что вход в него разрешен лишь членам клуба и их друзьям, но только в сопровождении членов клуба. То есть Владимир Гройсман сам туда попасть не может и его туда ПРИГЛАСИЛ Джейкоб Ротшильд. И вряд ли только для того, чтобы выкурить сигару и выпить бокал дорогого коньяка.

Для таких людей, как говорится, время — деньги, а это значит, что будут обсуждаться и решаться какие-то неофициальные, но вполне конкретные вопросы.

Поскольку пресс-служба Владимира Гройсмана не озвучила темы встречи, и, скорее всего, после нее ограничится общими заявлениями о переговорах на экономическую и инвестиционную тематику, «КП в Украине» из открытых источников выясняла, в чем может заключаться интерес семейства Ротшильдов к Украине.

Во-первых, это имя в последние годы часто звучало в связи с Петром Порошенко.  Напомним, что во время избирательной кампании он пообещал продать все свои активы, в том числе и фабрику «Рошен».

После выборов Петр Порошенко нанял для продажи своих активов инвестиционную компанию «Rothschild и ICU». А после неприятной истории с панамским архивом украинский президент, из-за отсутствия, по его же словам, покупателя на свои активы, передал долю в корпорации «Рошен» в так называемый «слепой траст», которым будет управлять никто иной, как «Rothschild Trust».

«В результате 12-месячной подготовки соответствующее соглашение о доверительном управлении было заключено 14 января 2016 года», — подтвердили в трасте Ротшильдов. Кроме этого, в декларации Петра Порошенко указано, что из зарубежных банков он выбрал именно «Rothschild Bank», где размещены некоторые его активы.

Также, семейство Ротшильдов сейчас активно заходит в украинский банковский сектор. Пресс-служба национализированного «Приватбанка» сообщила весной этого года, что банк ведет переговоры о реструктуризации кредитов бывших владельцев, внесении дополнительного обеспечения и восстановлении стоимости проблемных кредитов с несколькими структурами, среди которых финансово-холдинговая компания «Rothschild & Co». Так что эта тема также может стать предметом обсуждения на встрече Гройсмана и Ротшильда.

Кроме этого, в 2015 году агентство Bloomberg сообщило, что большая часть внешних долгов Украины скуплена американским инвестиционным фондом Franklin Templeton в интересах именно семейства Ротшильдов. Объем долговых обязательств, попавших в руки группы, по разным оценкам, составляет от 6-ти до 20 миллиардов долларов. Появились слухи, что Ротшильды якобы пошли на такой шаг по просьбе правительства США, чтобы долги Украины не скупило окружение Путина.

Но, раньше или позже, Украине все же придётся оплачивать эти долги тем же Ротшильдам. А поскольку в бюджете нет средств для этого, то встанет вопрос: чем платить? Единственным рентабельным товаром, который сможет предложить Украина, является земля.

Кроме этого, управляющий директор французского подразделения группы «Rothschild & Cie» Джованни Сальветти подтвердил, что эта группа имеет интерес в Украине не только по ценным бумагам. По его словам, семья Ротшильдов уже достаточно давно имеет отношение к ряду украинских компаний в банковской, страховой и фармацевтической сферах. Обинтересах этой группы в Украине также могут поговорить Ротшильд с  Гройсманом.

Справка КП

Ротшильды – крупнейшая и одна из старейших банковских семей Европы еврейского происхождения.   Основатель династии Анхель Мозес Бауэр владел ювелирной мастерской, на эмблеме которой был красный щит. А его сын Майер Амшель взял это название за фамилию — Rothschield (красный щит).

В начале 19 века австрийской император Франц II пожаловал Ротшильдам баронский титул.

Натаниэль Чарльз Джейкоб Ротшильд является четвертым бароном и представителем британской ветви Ротшильдов. Его состояние оценивается довольно таки скромно – всего в 3, 2 миллиарда долларов. Да и никто из других Ротшильдов не занимает лидирующие места в рейтингах «Форбс». Но некоторые финансовые эксперты считают, что стоимость активов, контролируемых семьей Ротшильдов в мире, составляет несколько триллионов долларов.

Несмотря на это, Ротшильды не кичатся своим состоянием, считая, что большие деньги любят тишину. «Ротшильды потратили сотню лет, чтобы спрятать истинный масштаб своей сети глобального контроля», — утверждает иерусалимский раввин Арон Коэн, исследователь истории династии Ротшильдов.

Конспирологи утверждают, что семейство Ротшильдов, являясь членом Бильдербергского клуба (неофициальная международная организация, состоящая из 130 самых влиятельных людей мира в области политики, бизнеса, финансового регулирования. – Авт.), управляют всем миром. Сами Ротшильды, описывая свой род занятий отмечают, что только предоставляют финансовые «услуги для правительств во всем мире».

 Источник: kp.ua

Зачем Ротшильдам дырявый украинский банк?

Последнее официальное сообщение из национализированного ПриватБанка вновь выводит на сцену украинского информпространства легендарную фамилию крупнейших финансистов мира. В пресс-релизе в частности, сообщается:

«ПАО КБ «ПРИВАТБАНК» подпишет договор с консорциумом международных компаний во главе сRothschild & Co («Ротшильд»)… В соответствии с Меморандумом об экономической и финансовой политике между Украиной и МВФ, Наблюдательный совет ПриватБанка выбрал консорциум компаний в составе Ротшильд, ООО «Эрнст энд Янг» и ООО «ФИНПОИНТ» победителем конкурса по определению международно признанной компании для проведения переговоров о реструктуризации кредитов бывших владельцев Банка, внесении дополнительного обеспечения и восстановлении стоимости проблемных кредитов…»

Возможно, и не стоит придираться к словам, но сообщение в такой редакции несколько озадачивает. Во-первых, умалчивается, какие же еще мощные структуры горели желанием «внести дополнительное обеспечение» в украинский проблемный банк, во-вторых, победа в конкурсе по определению компании «для проведения переговоров», а не для самой реструктуризации, вселяет сомнения насчет намерения консорциума им. Ротшильда залатывать финансовые дыры Коломойского и Боголюбова ротшильдовскими средствами. Раз речь всего лишь о переговорах…

Какие же тогда цели у такого партнерства?..   

Любопытен и следующий фрагмент из этого же пресс-релиза: «Правительство Украины 18 декабря 2016 года приняло решение о вхождении государства в капитал ПриватБанка, согласно которому государство в лице Министерства финансов Украины стало владельцем 100% акций, а ПриватБанк был докапитализирован на сумму 116,8 млрд грн».

Насчет «докапитализирован» — вопрос. Когда и каким образом? Немногим ранее о докапитализации заявлялось в будущем времени — что такая требуется, что на сегодняшний день, по словам руководителя НБУ Гонтаревой, хватит и 30 млрд грн… Но как о состоявшемся факте речь идет впервые. И если банк таки докапитализирован, то зачем ему в таком случае помощь Ротшильдов, которые, как известно, доходы любят больше, чем пожертвования?

В одном из украинских СМИ эта новость была подана под заголовком: «Украина обратилась к Ротшильдам, чтобы выбить долги из Коломойского». Однако мы далеки от мысли, что Игоря Валерьевича постигнет кара строгих международных коллекторов, а для нашей версии мотивов сотрудничества более подошел бы заголовок «Украина обратилась к Ротшильдам, чтобы выбить долги из Украины». К слову, чтобы вложить в банк недостающие 116,8 млрд грн. всей стране пришлось бы повкалывать на ПриватБанк не менее двух месяцев (исходя из заложенных в бюджет-2017 — 721 млрд грн доходов на этот год).

Но надо понимать, что докапитализация ПриватБанка обеспечена всего лишь государственными облигациями, гарантиями, и если какой-то солидный вкладчик банка запросит вернуть его многомиллиардный вклад в твердой валюте, то правительству, взвалившему на себя и на народ долги банка, придется либо запускать гривневый печатный станок, чтобы эту валюту приобрести, либо расплачиваться тем, что еще можно вытащить из закромов государства. Земли, например, продать можно. А депутатская битва за разрешение продажи земель сельскохозяйственного назначения, согласно тому же Меморандуму между Украиной и МВФ, может произойти уже на ближайшей сессии ВР. Что же до «выбивания долгов из Коломойского», то речь может зайти и о его нефтегазовом государственно-олигархическом бизнесе. То бишь, о недрах.

Заметим, что американская фамилия Ротшильд в последние годы звучала в Украине в привязке только к одной украинской фамилии — Порошенко. Так в последней декларации Петра Алексеевича указано, что из зарубежных банков глава державы выбирает именно Rothschild Bank, где им размещено немногим больше 1 млн долларов. Хоть это для него и «копейки» (почти 26 млн. его долларов лежат в отечественном Международном инвестиционном банке), но связи Порошенко с Ротшильдами этим не ограничиваются.

Как известно, Петр Алексеевич после вступления в должность главы государства нанял для продажи своих активов инвестиционную компанию Rothschild и ICU. После случился офшоргейт. А в начале 2016 года Порошенко заявил о подписании договора, по которому передал свою долю в корпорации «Рошен» в так называемый «слепой траст» (поскольку ни одного покупателя на его привлекательные активы якобы не нашлось). Название этого траста — Rothschild Trust. Из него, кстати, осуществляется управление и Международным инвестиционным банком, где хранятся основные сбережения президента.

«Ротшильды давно уже стали пользоваться трастами, которые являются надежным средством укрытия капиталов и активов от посторонних глаз. В первую очередь от глаз налоговых служб, —  пишет профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов. — Во вторую очередь — от правоохранительных органов (если капиталы добыты криминальным способом). Известно, что трасты появились в массовом количестве в Америке более ста лет назад. Идея принадлежала тогдашним Ротшильдам, которые и воплотили ее в жизнь».

А теперь корпорация «Ротшильд» берется помочь президенту, правительству и Украине разобраться с ПриватБанком, чтоб, как говорится, и волков накормить, и овцы чтобы уцелели.

В мире насчитывается сотни фирм, где фигурирует фамилия «Ротшильд» – эту многочисленную династию банкиров порой сравнивают с супердержавой, которая правит бал в финансовом мире. Нам не докладывают, какой именно из действующих Ротшильдов взял под патронат финансы нашего президента, а какой взялся устранять грехи (проблемные кредиты) Коломойского. Но очевидно, находясь под патронатом Ротшильдов, ссориться этим выдающимся бизнес-гос-деятелям впредь будет не с руки.    

Между тем, лорд Джейкоб Ротшильд, самый на сегодняшний день публичный представитель легендарного семейства, накануне 2016 года в своей аналитической записке предрек развивающимся рынкам проблемы с выплатой валютных долгов и внешних займов.

«В последние годы мы видели, как развивающиеся страны активно набирали валютные долги. Теперь же им придется возвращать эти средства, однако совершенно в других условиях: при подорожавшем долларе и в условиях обвала нефтяных цен. Такие страны, как Бразилия, Россия, Нигерия, Казахстан и Украина находятся в большой беде», — отметил Ротшильд.

Как известно, девальвация 2014 года увеличила внешний долг Украины с 40 до 71% от ВВП.

Как сообщало информ-агентство Bloomberg, большая часть внешних долгов Украины скуплена американским инвестиционным фондом Franklin Templeton опять же в интересах американского семейства Ротшильдов. Управляющий директор французского подразделения группы Rothschild & Cie Джованни Сальветти заявлял, что его «компания предложила создать комитет владельцев еврооблигаций Украины».

В 2009 году все тот же Джованни Сальветти, говоря о работе группы в Украине, представлял ее лидером на рынке слияний и поглощений. Специалисты участвовали в продаже «Правекс-Банка», занимались реструктуризацией долгов «Кредитпромбанка» и банка «Надра» после их краха в 2008 году. Причем, главным профилем работы банка Rothschild в Украине Джованни Сальветти назвал именно финансовое консультирование. «Мы не одалживаем деньги и не участвуем в рисковых операциях», – подчеркивал он. Судя по всему, и ПриватБанк недолго будет оставаться в госсобственности. Но какой же будет цена вопроса?

Рассказывая о том, что, по его мнению, может быть больше всего интересно Ротшильдам в Украине, Джованни Сальветти назвал, помимо финансового сектора, фармацевтики и сектора потребительских товаров, украинскую сельскохозяйственную отрасль. Так что вполне вероятно, что долговые расписки наших руководителей вскоре превратятся в документы, обязывающие расплачиваться за долги гектарами плодородных черноземов.

Украинский политический аналитик Олег Соскин, чьи взгляды порой отличаются обескураживающей прямотой, на этот счет заявлял: «Украина захвачена кланом Ротшильдов, принадлежащих к Бильдербергскому клубу. Задача, которую они ставят — захват украинских земель и других природных ресурсов. Чтобы легче было скупить Украину, возможно, специально была осуществлена искусственная девальвация гривни на 300%. В таком случае, можно предположить, что и Гонтарева является агентом влияния Ротшильдов».

Если эту смелую мысль продолжить (а Ротшильды были и остаются частой мишенью для теорий заговора на протяжении более чем двух столетий), то стоит вспомнить роман Стендаля «Красное и черное», где автор так поясняет происхождение несметных богатств представителя рода Ротшильдов: «Нажил, ссужая деньги королям для войн с народами».

Источник: n-auditor.com.ua

Ротшильды положили глаз на 42 млн га украинской земли?

На кону 42 миллионов гектаров земли сельскохозяйственного назначения — 60% мировых запасов черноземов

О влиянии Ротшильдов на украинскую политику писали давно. Но раньше финансовый клан, владеющий мировыми активами на сумму 3,2 триллиона долларов, предпочитал оставаться за кулисами кровавых событий на Украине.

Однако после того, как долговые обязательства Киева перед иностранными партнерами достигли в феврале 94% от ВВП (на фоне плачевного состояния украинской экономики), одно из богатейших в мире семейств решило выйти из тени.

Действующий в их интересах фонд Franklin Resources (Franklin Templeton Investments) объединил владельцев 50% украинских еврооблигаций. Благодаря сообщению агентства Bloomberg стало известно, что сами Ротшильды контролируют более трети внешнего госдолга Киева, а представители их компании («Rothschild») открыто заявили о намерении участвовать в переговорах с украинским правительством.

Неожиданное появление семейства в информационном пространстве его представители объяснили желанием помочь Киеву реструктуризировать свои долги. Но это объяснение выглядит неубедительным. Чтобы обсудить размер украинских долговых выплат достаточно провести закрытые переговоры. А в действиях группы «Rothschild» присутствует явное желание сфокусировать на себе внимание, как на главном распорядителе внешних обязательств Украины.

Такое характерно не для реструктуризации, а для начала процедуры банкротства – когда объявляют о создании комитета кредиторов и публично предъявляют должнику имущественные требования.

Временный управляющий Украиной

Если дальнейшее развитие пойдет по сценарию банкротства целой страны, как частной компании (а подобные прецеденты уже были в мировой практике), то следующим этапом станет назначение кредиторами временного управляющего государственным имуществом.

Чтобы понять на кого могут возложить такие функции, достаточно заглянуть в действующую Конституцию Украины. Согласно ей президенту Петру Порошенко оставлены декоративные полномочия. Его влияние на экономику крайне ограничено. Да и собственные бизнес-активы (корпорацию Roshen и др.) г-н Порошенко уже поспешил передать в полное юридическое распоряжение «Rothschild» (якобы «для продажи»).

Реальная власть по управлению государственным имуществом согласно Основного закона находится в руках правительства, т.е. премьер-министра. Сейчас этот пост занимает г-н Яценюк.

Однако большие сомнения вызывает то, что именно ему, американскому ставленнику, связанные с лондонским Сити Ротшильды позволят распоряжаться имуществом Украины в период ее банкротства. Куда больше вероятность, что они сделают ставку на министра финансов Наталью Яресько.

До своего назначения в правительство она работала исполнительным директором инвестиционной компании Horizon Capital. Владелец этой организации Джеффри К. Нил – бывший топ-менеджер одной из ротшильдовских корпораций. Поэтому на Украине Яресько рассматривается как доверенное лицо Ротшильдов. Интересно, что именно ее кандидатуру на пост премьер-министра уже начали обсуждать в кулуарах Верховной Рады.

Все на продажу

А пока этот вопрос обговаривается, г-жа Яресько развернула бурную деятельность: организовала ревизию всего государственного имущества, подготовила предварительный список из 3300 госпредприятий для распродажи за бесценок, обещает «приватизировать все, что только можно».

Но в отношении главного актива, который давно интересует Ротшильдов на Украине – 42 миллионов гектаров земли сельскохозяйственного назначения (60% мировых запасов черноземов) – действует законодательное ограничение. На ее продажу наложен мораторий до 1 января 2016 года.

Попытки устранить это препятствие Ротшильды уже делали. Так, после заявления управляющего директора Rothschild&Cie в странах Центральной и Восточной Европы Джованни Сальветти в ноябре 2009 года о том, что его компанию на украинском рынке интересует сельскохозяйственная отрасль и земельные угодья, президент Виктор Ющенко применил свое право вето в отношении закона о продлении моратория на продажу сельхозземли. Тогда на пути Ротшильдов к земле встал парламент. Верховная Рада преодолела конституционным большинством президентское вето.

И сегодня, помня о неудаче пятилетней давности, Ротшильды (фонд Franklin Resources) наняли в качестве консультанта компанию Blackstone. Она должна разработать юридический механизм передачи украинской земли в собственность семейства. Опыт у этой организации есть — в 2012 году компания подготовила соглашение с греческим правительством Антониса Самараса о продаже в счет долгов части островов в Ионическом, Эгейском и Средиземном морях.

Кровавый след

А пока Blackstone готовит свои предложения г-жа Яресько активно «работает с депутатским корпусом». Наняла в качестве советников и консультантов целую группу западных специалистов «по борьбе с утечкой капитала и по выявлению незаконных зарубежных активов».

С их приездом по Украине прокатилась волна загадочных самоубийств бывших украинских чиновников, которые владели тайнами происхождения капиталов многих нынешних парламентариев.

Одни из погибших руководили приватизацией, участвовали в незаконных операциях с бюджетными средствами (экс-главы Фонда госимущества Михаил Чечетов и Валентина Семенюк-Самсоненко, бывший первый заместитель директора государственных «Железных дорог Украины» Николай Сергиенко), другие были доверенными лицами магнатов (нардеп Сергей Мельник, бывший председатель Харьковского облсовета Николай Колесник, экс-глава Запорожской облгосадминистрации Александр Пеклушенко, экс-мэр Мелитополя Сергей Вальтер, замначальника мелитопольской милиции Сергей Бордюг).

Их массовая смерть наводит на мысль, что все они стали жертвой шантажа, направленного против тех, чьими тайнами владели.

Но те, кто довел их до самоубийства, явно недооценивают готовность украинских олигархов бороться до конца за незаконно нажитое в прежние годы добро.

Успевшие при помощи сомнительных схем поставить под свой фактический (но не юридический) контроль большинство сельскохозяйственных угодий, магнаты отнюдь не намерены расставаться с ними в угоду Ротшильдам.

Они настроены сражаться за наворованное не на жизнь, а на смерть. И эта схватка обещает быть жестокой.

Источник: thekievtimes.ua

Управляющий директор Rothschild в странах СНГ: «Приватизация в Украине – это продажа квартиры в горящем доме»

Джованни Сальветти – о настроениях иностранных инвесторов, процессе приватизации и стоимости украинских активов

Джованни Сальветти 12 лет представляет в Украине интересы одного из старейших в Европе банковских домов   – Rothschild & Cie. При его участии за $750 млн был продан Правэкс‑Банк, проводилась реструктуризация долгов Кредитпромбанка, Надра Банка и состоялось более 20 сделок M&A.

Сейчас Сальветти является финансовым советником комитета бондхолдеров агрохолдинга «Мрiя». Также Rothschild & Cie вместе с компанией «Инвестиционный капитал Украина» (ICU) занимается продажей Roshen. Однако говорить об этом и комментировать какие‑либо детали данного процесса Сальветти отказался, назвав тему «слишком политической».

Намного охотнее он рассуждает о том, как проводить приватизацию и где Украине искать инвестиции.

– Можно ли ожидать крупных сделок M&A в Украине в ближайшие год‑два?

– В краткосрочной перспективе возможны очень специфические сделки, обусловленные политической ситуацией в стране, на которые пойдут инвесторы, способные выдержать текущие макроэкономические риски. Что касается прихода в Украину традиционных стратегических или финансовых инвесторов, то для этого понадобятся время и выполнение ряда условий.

Необходимо предотвратить дальнейшую эскалацию и найти способы мирного разрешения конфликта на востоке Украины, заключить понятное долгосрочное соглашение по реструктуризации госдолга, поддержать иностранных инвесторов и кредиторов, которые пострадали не от ухудшения экономической и геополитической ситуации, а от мошенничества, как в случае с компанией «Мрiя».

И конечно, нужно провести структурные реформы и обеспечить верховенство права и защиту инвесторов – от малого, который хочет купить квартиру в Киеве, до крупного, который готов потратить миллионы долларов.

– Как сильно откатилась стоимость украинских активов?

– Мне посчастливилось в 2005–2008 годах насладиться в Украине «золотым периодом M&A», если можно его так назвать. В то время Евросоюз расширялся на восток, активы в той же Польше и Чехии продавались с очень высокими мультипликаторами. Тогда вы, наверняка, часто слышали, что Украина может стать новой Польшей и даже превзойти ее, потому что она больше, богата ресурсами и тоже стремится в ЕС (оборотная сторона этого процесса еще не была понятна в то время).

В том же финансовом секторе мультипликаторы, которые инвесторы применяли к украинским банкам, были едва ли не самыми высокими не только в странах ЦВЕ, но и во всей Европе. Пять, шесть и даже семь капиталов было нормой. Сегодня Украина имеет самые низкие мультипликаторы по банкам  – меньше одного капитала, и этот показатель стал таким еще до начала войны на востоке страны.

– Как вы в целом оцениваете ситуацию на финансовом рынке?

– Я знаю, что больше всего обсуждается закрытие проблемных банков. Считаю, что НБУ поступает правильно.

Рынок расчищается от финучреждений, которые были неприбыльными или участвовали в отмывании денег. Конечно, люди, депозиты которых находились в этих банках, недовольны, звучит много критики. Но это те меры, которые в будущем принесут результаты.


Украина выглядит в глазах иностранных инвесторов как довольно тяжелый рынок. С одной стороны, цена компаний очень низкая, с другой – много рисков


В Украине слишком много банков, достаточно же 10–15, которые бы контролировали 70% рынка. Консолидация необходима. А пока есть проблема даже с первым номером списка  – ПриватБанком. И дело не в том, что это большое финучреждение, проблема в его бизнес‑модели – она непрозрачна. Это несет большие риски для всей банковской системы.

– Вы отмечали, что украинское законодательство в сфере приватизации неэффективно. Министр экономики и торговли Айварас Абромавичус недавно начал процесс изменений в процедуре приватизации госактивов. Что, на ваш взгляд, необходимо изменить?

– Я хорошо знаком с министром Абромавичусом и верю, что он примет правильные решения, так как хорошо знает, чего хотят инвесторы. Ему предстоит разрушить высокую стену бюрократии и личной заинтересованности некоторых персон. Надеюсь, он получит необходимую поддержку. Предыдущие процедуры приватизации были разработаны по устаревшей модели, что оставляло за бортом многих иностранных инвесторов. Чтобы начался приток инвестиций, процесс приватизации требует соблюдения определенных современных стандартов. Я верю, что Фонд госимущества Украины и его работу модернизируют, а приватизация будет проходить с привлечением профессионалов.

– Как именно нужно модернизировать ФГИ и сколько на это может уйти времени?

– ФГИ должен быть полностью модернизирован. Это можно сделать и за полгода  – все зависит от политической воли. И денежный вопрос тут на последнем месте  – на финансирование такой структуры необходимо минимум средств. Если в процессе продажи госактивов будут участвовать 20 человек, то с правильным подходом к работе все получится.

Эту проблему нужно решать в парламенте, вносить изменения в законодательную базу.

– Как сейчас Украина выглядит в глазах иностранных инвесторов?

– Как довольно тяжелый рынок. С одной стороны, цена компаний очень низкая, с другой – много рисков. При этом крайне плохо налажена коммуникация между государством и инвесторами. Например, очень мало информации о госпредприятиях, которые выставляются на продажу. Что делаем мы, когда готовим компанию к продаже? Мы изучаем ее, анализируем и показываем потенциальному инвестору полную картину. В Украине же приватизация сейчас выглядит, как продажа квартиры в горящем доме. Но сначала нужно потушить пожар, сделать ремонт  – и только потом можно выгодно продать.

– Что сегодня может сделать правительство Украины, чтобы привлечь в страну инвесторов? Конкретные рекомендации.

– Как я уже говорил, необходимо улучшить систему судопроизводства, так как соблюдение правил и законов является самым главным. Дерегуляция, борьба с коррупцией  – это то, что вы слышите каждый день. Я бы предложил пару экзотических идей. Например, усилить деловое сотрудничество с КНР. Украина если не лучший, то один из лучших потенциальных партнеров Китая в поставках продовольствия и сельскохозяйственного сырья. При условии установления диалога и правил взаимодействия между Киевом и Пекином я вижу большие перспективы для инвестиций из Китая в Украину.


Украина если не лучший, то один из лучших потенциальных партнеров Китая в поставках продовольствия и сельскохозяйственного сырья. При условии установления диалога и правил взаимодействия между Киевом и Пекином я вижу большие перспективы для инвестиций из Китая в Украину


Я также слышал о планах приватизировать определенные активы. Понимаю, что стране нужны деньги, но в условиях, в которых сейчас находится Украина с ее высокими рисками, цены на активы будут низкими (если ими вообще заинтересуются!). Поэтому другая моя идея состоит в том, чтобы создать госпредприятия с участием частного капитала, что позволило бы сделать их бизнес‑модель конкурентной. Я имею в виду схему, при которой будет разрешена покупка не контрольного пакета акций отдельных госкомпаний, а частичное вхождение в капитал иностранных инвесторов, которые обеспечили бы производственный контроль. Средства работали бы по надежной системе прямых инвестиций, управлялись международными профессионалами, которые фокусируются на очистке бизнеса, его перезагрузке и доведении до продажи или публичного размещения акций, когда ситуация стабилизируется и цена с большой вероятностью будет намного выше, чем сейчас.

– Откуда могут прийти такие инвесторы?

– Я не очень верю в американские инвестиции в реальные активы. Скорее всего они будут финансового характера. Интерес США к Украине больше политический. Большинство инвестиций в долгосрочной перспективе будут приходить из ЕС, а также из Китая. Для КНР неплохо бы разработать специальную программу и определить, куда могут быть направлены китайские инвестиции. Это позволит обеспечить долгосрочные отношения. И если Китай начнет вкладывать в агросектор, дальше включатся инфраструктура, банки и т. д. Главное  – начать!

Источник: forbes.net.ua

Украина и семья Ротшильдов

Группа крупных международных инвесторов выкупает украинские ценные бумаги. Franklin Templton — один из них. В конце августа инвестиционная группа выкупила украинский международный долг номинальной стоимостью почти 5 млрд долларов, что составляет почти пятую часть международных государственных облигаций страны.

У Franklin Templton есть все признаки «финансового стервятника». До сих пор сумма, уплаченная им за 20% национального долга Украины, остается коммерческой тайной. Грифы покупают ценные бумаги с низким, почти нежелательным рейтингом по низким ценам, чтобы потребовать полную оплату от эмитента после этого. Аргентина — хороший пример деструктивной деятельности стервятников. Страна заключила сделку по реструктуризации с 95-97% держателей долговых обязательств, но остальные оказались в руках финансовых стервятников, которые испортили все это, требуя полной оплаты. Грифы (два американских инвестиционных фонда) начали судебное разбирательство, чтобы сделать Аргентину дефолтом. Страна может быть беспощадно разграблена в случае, если она соответствует ультиматумам стервятников и постановлению суда США.

История является предупреждением для Украины, которая продала свои ценные бумаги Franklin Templton. Согласно недавнему докладу Bloomberg, инвестиционный фонд действует под юрисдикцией США и контролируется Ротшильдами.

В прошлом году я написал в своей статье «Финансовое положение киевского режима и перспективы невыполнения Украиной», что Украина может столкнуться с тем же дефолтом, который «никогда не будет» по заверениям премьер-министра Украины Арсения Яценюка. Некоторые могут потерять миллиарды, некоторые могут приобрести беспрецедентное богатство. Как показывает мировой опыт, дефолты редко бывают импровизированы. Обычно они планируются. Иногда это можнт длиться несколько лет. Украина не является исключением. Время будет определено спонсорами и скромными бенефициарами таких организаций, как Franklin Templton. На момент написания статьи я не знал их имен. Теперь они открылись. Это признак того, что драма приближается к ее развязке.

Семья Ротшильдов выступила с инициативой создания группы держателей украинских облигаций для формирования общей политики по урегулированию задолженности. Rothschild & Cie Banque, французский банк, принадлежащий группе Rothschild, предложил свои услуги в качестве «посредника» в переговорах Министерства финансов Украины и кредиторов о реструктуризации долга. Теперь кредиторы ждут, что Киев выступит с предложениями в середине марта, по словам Джованни Сальветти, сопредседателя России и СНГ в Rothschild Inc., который руководит Центральной и Восточной Европой и Содружеством Независимых Государств. Саллетти сказал, что среди кредиторов есть два мнения о создании комитета: те, кто хочет подождать и посмотреть, что скажет правительство, и тех, кто хочет установить «некоторые жесткие линии для возможной реструктуризации, например, заявив, что мы ищем предложение но помните, что мы не готовы принять X, Y, Z. »

Информация Bloomberg не детализирована, но позволяет сделать следующие выводы: во-первых, дефолт Украины неизбежен, и кредитные держатели знают об этом, во-вторых, дефолт будет сопровождаться реструктуризацией на жестких условиях, неблагоприятных для Украины.

Одна деталь бросается в глаза — утечка на предстоящей дефолте и реструктуризации долга совпала с заявлением Международного валютного фонда о том, что 11 марта он подписал контракт на кредит в размере 17,5 млрд. Долл. США для безденежной Украины, чтобы сохранить свою экономику на плаву. Кредит МВФ распространяется на четыре года в рамках программы стабилизации. Совпадение может быть истолковано по-разному.

Версия первая. Координация между Международным валютным фондом и группой Ротшильдов отсутствует; они соперничают за контроль над украинской экономикой.

Версия вторая. Это не «подлинное» решение »Международного валютного фонда, а скорее PR-акция, направленная на предотвращение дальнейшего падения инвестиционного и кредитного рейтинга Украины.

Версия три. Решение является «подлинным». Украина получит деньги, но не для какой-то эфемерной «программы экономической стабилизации». Цель состоит в том, чтобы гарантировать, что Franklin Templton и другие финансовые мародеры, действующие под видом респектабельных «инвестиционных фондов», получают полную оплату по ценным бумагам Украины. Если это так, Ротшильды и Международный валютный фонд эффективно координируют свою деятельность.

Держатели ценных бумаг уверены в неизбежности дефолта Украины. В этом случае страной будет управлять дуумвират правительства США и мировой финансовой олигархии на основе соглашения о реструктуризации долга, которое будет подписано в Киеве с помощью Rotshields.

Можно предположить, что соглашение подтвердит согласие правительства Украины на полную приватизацию страны, в том числе остальную государственную промышленную собственность, землю и природные ресурсы.

Андрей Фурсов, российский социолог, историк, писатель и публицист (автор нескольких книг по современной истории), считает, что Rotshields невидимо присутствуют во всех регионах Украины, включая восточную часть страны и сектора экономики. Основная задача — установить контроль над Днепропетровской областью (провинцией) центральной Украины, где уже работает Rotshields Europe Bank и Royal Dutch Shell, контролируемая Rotshields. Его можно назвать радиолокационной службой Rotshields. Эксперты считают, что незаконное представительство гораздо более эффективно включает в себя множество лиц и компаний, контролируемых Rotshields. Фактически реализация программы реструктуризации суверенного долга Украины будет основываться на данных, полученных от юридических и незаконных шпионских станций Rotshields в Украине.

Все не так просто. Рокфеллеры закрепились на западе Украины, стране, где они преследуют свои собственные цели. Обе группы пытаются разделить сферы интересов, но они не могут этого сделать без пререканий. Например, многие эксперты считают, что магнат Дмитрий Фирташ является главным представителем Rotshields в Украине. Его удаление со сцены объясняется Рокфеллерами, которые эффективно используют административный потенциал Вашингтона в Киеве. Возникающий дуумвират в Украине и предстоящий дефолт делают ситуацию в Украине менее предсказуемой.

Источник: strategic-culture.org

Украина в плену у Ротшильдов

Сенсационное сообщение агентства Bloomberg о том, что большая часть суверенного долга Украины была скуплена американским инвестиционным фондом Franklin Templton не для себя, а в интересах семейства Ротшильдов, заставляет совершенно по-другому смотреть на будущие перспективы Украины. Если Franklin Templton мог накапливать наши долговые расписки в общей корзине с другими ценными бумагами для разнообразия и процентов, то Ротшильдам такие коллекции не нужны. Тогда зачем они купили Украину?

Новость, которой огорошил всех Bloomberg, появилась после того, как стало известно, что французское подразделение группы Rothschild&Cie выразило готовность стать посредником в переговорах Министерства финансов Украины и кредиторов о реструктуризации долга страны.

Как сообщил управляющий директор Rothschild&Cie в России и СНГ Джованни Сальветти, сейчас кредиторы ожидают предложений Киева, которые могут стать известны в середине марта. По его словам, позиции кредиторов разошлись: одни предпочитают подождать предложений правительства, другие хотят сами установить несколько жестких правил.

В любом случае говорить о возврате долгов, условиях реструктуризации и процентных ставках можно только после фактического получения первого транша новой кредитной линии МВФ. Пока говорить не о чем, так как денег у нас просто нет.

Кстати, стало понятно, почему Кабмин не постеснялся записать в макроэкономические прогнозы на 2015 год падение ВВП до 11,9% и возможную инфляцию 42,8%. Соответствующий прогноз закреплен постановлением правительства № 76 от 14 февраля. Шокирующие цифры, судя по всему, адресованы кредиторам: чтобы не слишком капризничали и принимали наши условия. А то если будут тянуть, то Украина и впрямь дефолт объявит, потому как все не просто плохо, а катастрофически плохо.

Rothschild&Cie – это французский легион частной инвестиционно-банковской империи Ротшильдов, которая существует с 1811 года и в настоящее время насчитывает 50 офисов по всему миру. В начале XXI века клан Ротшильдов прошел через «серьезное переформатирование». И на сегодняшний день подмял под себя большие сегменты финансового бизнеса в разных странах мира

В то же время кредитная программа Международного валютного фонда позволит если не вернуть многомиллиардные долги, то хотя бы иметь средства для выплаты повышенных процентов по реструктуризированным обязательствам. И тогда переговоры о цене отсрочки будут иметь смысл.

Однако вернемся к нашим Ротшильдам. Мы пока не ответили на вопрос, зачем этим разумным людям связываться с Украиной и ее долговыми обязательствами. Ну, кроме выгоды от получения процентов и геморроя с реструктуризацией.

Для справки. Rothschild&Cie – это французский легион частной инвестиционно-банковской империи Ротшильдов, которая существует с 1811 года и в настоящее время насчитывает 50 офисов по всему миру. В начале XXI века клан Ротшильдов прошел через «серьезное переформатирование». И на сегодняшний день подмял под себя большие сегменты финансового бизнеса в разных странах мира. Другими словами, он стал транснациональным. Так, NMRothschild&Sons является операционной компанией в Великобритании. Она косвенно контролируется главной холдинговой компанией Ротшильдов – Rothschild Continuation Holdings AG, зарегистрированной в Цуге, Швейцария. В то же время 72,5% Rothschild Continuation Holdings контролируется голландской Concordia BV, которая в свою очередь полностью принадлежит британским и французским структурам Ротшильдов. 

Кроме того, семья Ротшильдов, благодаря серии удачных сделок по слиянию и поглощению, а также «династическим бракам» имеет серьезное влияние на самые крупные банки, инвесткомпании и страховые холдинги планеты. Так, известный британский банк Barclays принадлежит Маркусу Агиусу, женатому на дочери Эдмунда Ротшильда. Группа Capital Group Companies Inc. является собственностью Стивена Ротшильда и его династической линии. Страховая компания AXA, чью рекламу, наверняка видели жители Украины, как и State Street Corporation Edmond Rothschild – это вотчина линии Эдмонда Ротшильда.

Издавна связана с кланом Ротшильдов знаменитая инвесткомпания JP Morgan Chase&Co, группа банков UBS AG (входит в состав Rothschild Asset Management Inc.), крупнейший американский инвестиционный конгломерат Merrill Lynch&Co Inc. Немецкий Deutsche Bank AG до сих пор имеет крупные долговые обязательства перед банками группы Ротшильдов.

Продолжать этот перечень можно долго. Но мы не ставили перед собой цель изучить «генеалогическое древо» всей финансовой «галактики» Ротшильдов. Нас интересует, какое место в ней занимает Украина. Поиск ответа на этот вопрос привел автора к статье пятилетней давности. Это одно из немногих (а, возможно, даже единственное) интервью управляющего директора Rothschild&Cie в странах ЦВЕ Джованни Сальветти об интересах группы на украинском рынке. Напечатано оно было в «Инвестгазете» 15 ноября 2009 года под заголовком «Наместник клана Ротшильдов».

Любопытно, что главным профилем работы банка Rothschild в Украине Джованни Сальветти назвал именно финансовое консультирование. «Мы не одалживаем деньги и не участвуем в рисковых операциях, тем самым оставаясь не похожими на другие глобальные инвестиционные банки», – подчеркнул он

Что интересного сказал тогда Джованни Сальветти (который, напомню, сейчас является «фронтменом» клуба кредиторов Украины) и насколько его слова актуальны сейчас? Судите сами.

Во-первых, Сальветти отметил, что инвестиционное подразделение банка Rothschild очень активно работает в регионе Восточной и Центральной Европы. В соседней России оно занималось реструктуризацией долгов крупнейшего российского должника – компании «Русал» (объем задолженностей – $16,8 млрд.). В Беларуси – консультировало правительство Лукашенко (!) по вопросам приватизации целого ряда объектов госсобственности. В Украине же, со слов самого Сальветти на момент интервью (т. е. в 2009 году), было лидером на рынке слияний и поглощений. А также реструктутуризации частных долгов.

В частности, назывались такие сделки, как покупка молочной корпорации «Фани» (банк выступал советником покупателя – компании Lactalis), приобретение страховой компании «Скайд Вест» польской PZU. Затем специалисты банка Rothschild консультировали итальянский Banca Intesa по покупке «Укрсоцбанка». Когда там «не срослось», продали «Правекс-Банк» Intesa SanPaolo и консультировали еще ряд финансовых организаций по вопросу покупки украинских банков. Занимались реструктуризацией долгов «Кредитпромбанка» и банка «Надра» после их краха в 2008 году.

Любопытно, что главным профилем работы банка Rothschild в Украине Джованни Сальветти назвал именно финансовое консультирование. «Мы не одалживаем деньги и не участвуем в рисковых операциях, тем самым оставаясь не похожими на другие глобальные инвестиционные банки», – подчеркнул он.

Но при этом добавил, что интересы его структуры не ограничиваются только консалтингом и финансовым посредничеством при сделках по слиянию и поглощению. «Традиционно банк Rothschild специализируется на работе в нескольких секторах, – сказал он. – Прежде всего это финансовый сектор. Кроме того, это фармацевтика… Одним из главных преимуществ фармацевтической отрасли этого региона является хороший уровень производства генериков, и наш банк закрыл наибольшее количество сделок с компаниями-производителями этой продукции». А дальше – самое интересное. Рассказывая о том, что, по его мнению, может быть больше всего интересно Ротшильдам в Украине, Джованни Сальветти назвал, помимо финансового сектора, фармацевтики и сектора потребительских товаров, украинскую сельскохозяйственную отрасль.

И вот с этого места мотивы, почему Ротшильды вдруг решили скупить долговые обязательства нашего государства, становятся в значительной степени очевидными. Рано или поздно (судя по развитию экономической ситуации, скорее рано, – автор) наступит момент, когда деньги закончатся в принципе, потенциал переговоров по реструктуризации будет исчерпан и встанет вопрос: чем платить? Единственным рентабельным товаром, который сможет предложить Украина, является земля. Пока приватизировать сельхозугодья иностранным компаниям запрещено. Но это пока. А как показывает долговой опыт Аргентины, кредиторы в подобных ситуациях от своих намерений не отступают. Тогда долговые расписки нашего Минфина могут плавно превратиться в платежные документы: земля в обмен на списание долгов.

Конечно, на сегодняшний момент это еще фантазии. Однако время бежит быстро. Кстати, в 2009 году, во время тогдашнего кризиса, Rothschild&Cie также занимался реструктуризацией наших задолженностей и сетовал на падение интереса со стороны инвесторов.

Слова итальянца Сальветти, сказанные им пять лет назад, когда никто даже в самом страшном сне не мог вообразить войну в Украине, сохранили свою актуальность до сих пор: «Интерес к входу в капитал со стороны инвесторов сейчас очень ограничен – частные инвесторы, за редким исключением, невероятно напуганы происходящим в стране…».